Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Интернет-магазин Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Менеджмент
Маркетинг
Экономика
Другие

<<< назад | содержание | вперед >>>

Ардито Дезио. К2 - вторая вершина мира

Глава 10. Возвращение альпинистской группы

В ночь с 31 июля на 1 августа в лагере VIII никто не сомкнул глаз. Радость победы взбудоражила всех, обоим нашим героям - победителям вершины, несмотря на страшную усталость, обморожение конечностей, не дали уснуть ни на минуту. Компаньони обморозил три пальца левой руки, Лачеделли - большой палец левой руки. Носильщик хунза Махди во время страшного холодного бивуака под лагерем IX обморозил пальцы на ногах.

Планом восхождения на К2 предусматривалось, что после победы над вершиной все альпинисты и носильщики немедленно возвращаются в базовый лагерь, оставляя во всех верхних лагерях все имущество, чтобы не рисковать людьми при спуске: жизнь и здоровье людей - несравнимо дороже, чем самое дорогое снаряжение.

Утром 1 августа все быстро покинули лагерь VIII и начали спуск. Между тем погода стала ухудшаться, в любую минуту могла подняться буря и спускаться нужно было как можно скорей, а спускались они очень медленно. Вдруг Компаньони, от усталости с трудом державшийся на ногах, поскользнулся на твердом снегу, потерял равновесие и упал. Не имея сил и возможности закрепиться, он пулей пролетел более 200 метров вниз по крутому склону по направлению к сбросу, обрывающемуся более чем двухкилометровой стеной на ледник Годуин Оустен. Он несомненно упал бы после двухкилометрового полета на ледник, если бы на его пути не встретился снежный надув. Компаньони со всего размаха въехал в снег, приостановив стремительное движение, и его жизнь чудом была спасена.

Этим случаем была закончена цепь приключений во время восхождения на К2, и все вышли к перилам, по которым быстро и безопасно дошли до вершины ребра и в первой половине дня спустились в лагерь IV, сразу же поступив в распоряжение врача экспедиции, который тут же на месте обработал обмороженные конечности.

Из лагеря IV спускались медленно, так как носильщик Махди нуждался в постоянной врачебной помощи. В связи с этим замедлением спуск группы альпинистов был задержан на один день.

Мы, находившиеся в базовом лагере, Цанеттин, Анджелино, Виотто, Ата Улла и я, не имея никаких сообщений сверху, жили догадками. Штурмовая группа, видимо, не имела времени установить с нами связь, а другие альпинисты в лагерях на ребре были лишены возможности сообщить нам что-либо, так как не имели связи с группами из лагерей VIII и IX. Это объясняется тем, что наши портативные радиостанции действовали только на прямой видимости, между так как лагерь VIII был скрыт от остальных лагерей плечом ребра.

Весь день 31 июля мы провели в тревожном ожидании. Постоянно дежурили у радиостанции и вели беспрерывное наблюдение через подзорную трубу за плечом ребра.

Последнее сообщение сверху, как я говорил, мы случайно получили от носильщика, спустившегося несколько дней назад в базовый лагерь после падения.

Таким образом, случилось так, что в течение четырех дней - до 1 августа - мы не имели никаких вестей сверху. Единственным успокоением было то, что погода в эти дни стояла на редкость хорошая. В случае происшествия к нам кто-нибудь бы спустился, чтобы нас проинформировать.

Около 9 часов утра 1 августа наблюдатели обнаружили двух альпинистов, спускающихся с плеча, час спустя - еще двух и за ними еще нескольких человек. Видимо, штурм вершины был завершен, но с какими результатами?

Весь день мы наблюдали за спуском альпинистов, а когда они подошли к лагерю, начали пускать ракеты, чтобы обратить их внимание.

Как бы сейчас ни обстояло дело, одно было ясно: если вершина не взята, то в ближайшие дни не может быть и речи о повторении попытки. Почти два месяца альпинисты в исключительно тяжелых метеорологических условиях подготовили путь по ребру Абруццкого, и даже самые сильные из них нуждались в хорошем и длительном отдыхе. План штурма пришлось неоднократно изменять, потому что длительные периоды непогоды задерживали транспортировку грузов и, несмотря на наличие подъемников, в значительной степени облегчающих доставку грузов, в высотных лагерях ощущался некоторый недостаток в снаряжении. Приходилось уменьшать продовольственные и кислородные запасы в верхних лагерях, количество грузов, предназначенных для переброски на плечо, пришлось уменьшить до предела. Туда было доставлено лишь то, что обеспечивало только одну попытку штурма двумя альпинистами. Ввиду чрезмерной усталости альпинистов единственным выходом была бы организация «молниеносного штурма» при условии, что погода продержится еще некоторое время.

Если попытка штурма вершины сейчас не удалась, то у нас осталась еще одна возможность, которую я уже продумал, - совершить попытку в сентябре при возможной частичной замене чрезмерно уставших и изнуренных длительной тяжелой работой альпинистов. Но все это вызвало бы цепь серьезных осложнений.

В течение дня мы несколько раз поднимались по средней морене до верхнего конца ледника Годуин Оустен, откуда хорошо виден путь спуска с К2. Мы были убеждены, что несколько человек все же должны спускаться. Но прошла середина дня, а никто не пришел со сведениями сверху. Мы были поражены этим и одновременно стыдились самих себя за то, что не сразу решились подняться по ребру навстречу, даже подвергаясь риску, что в палатках наших товарищей не найдем места для ночлега.

И вот в то время, как мы кончали обедать, внезапно раздались возбужденные голоса. Мы выскочили из палаток и увидели вдали двух альпинистов, которые, часто отдыхая, спускались с морены. Мы побежали им навстречу, в спешке спотыкаясь о камни, и, наконец, добежали до них. Один из товарищей бросился мне навстречу и с радостью закричал:

- Победа, победа, да, да, победа!

Со слезами на глазах мы обнимали Рея и Флореанини, которые спустились первыми, чтобы передать нам долгожданное сообщение о результатах штурма и состоянии участников.

- Все здоровы и в целости? - спросил я тревожно.
- Все в порядке! Все находятся сейчас в пути между лагерями V и IV и будут здесь, наверное, завтра!

Я был слишком возбужден, чтобы уснуть в эту ночь. Почти до самого утра я находился в большой общей палатке и ожидал следующих сообщений. Под утро я ушел в свою палатку и только закрыл глаза, как услышал, что меня кто-то зовет:

- Вы идете навстречу спускающимся? - обратились ко мне.
- Конечно, сейчас, - крикнул я и выскочил из мешка, который не успел еще нагреться.

Ночью выпал снег и морена исчезла под двухметровым слоем свежего снега. Ущелье ледника Годуин Оустен было закрыто морем облаков. Идя по обычному пути, маркированному флажками, мы направились к лагерю I, прошли зону трещин и сераков, вышли на боковую морену, по которой поднялись до вертикально поднимающихся скал, и только хотели выйти из-под стены, как услышали страшный шум, идущий, как нам показалось, с другой стороны ущелья.

- Лавина! - крикнул кто-то. - И какая большая...

Туман закрыл изрезанные склоны Броуд-пика, откуда часто сходят лавины, и мы не могли видеть, откуда она идет. Только мы хотели продолжать свой путь, как вдруг перед нами в воздухе пролетели громадные глыбы скал и льда. Как снаряды, врезались они в сераки и морену, разбивая вдребезги все встречавшиеся на пути препятствия. Парализованные неожиданностью и страхом, мы остановились. Сойди лавина на несколько минут позже, она закрыла бы нас всех. Между тем мы на этом месте никогда не наблюдали камнепада и лавин, хотя в течение нескольких месяцев почти ежедневно проходили этот путь в обоих направлениях.

Мы осторожно продолжали наш путь и, когда, наконец, дошли до места, откуда тропа сворачивает к лагерю I, посмотрели вверх, не спускается ли кто-нибудь, но никого не было видно.

Укрывшись от ветра и начинающегося снегопада среди больших камней, мы ждали несколько часов, а под вечер вернулись в базовый лагерь, строя тысячи предположений о причинах задержки наших товарищей в высотных лагерях.

Через полчаса после возвращения в лагерь один из балти доложил о приходе двух альпинистов. Мы выбежали им навстречу. Это были Компаньони и Лачеделли с обожженными солнцем лицами, с которых местами сошла кожа. Несколько пальцев на их руках были забинтованы.

Мы обнимались без слов, ком в горле мешал нам говорить. Молча взяли их под руки и пошли в общую палатку. Компаньони и Лачеделли были очень голодны, их мучила неутолимая жажда: последние три дня, сколько бы они ни пили, они не могли напиться! В горле все потрескалось, и питье давало удовлетворение только на короткое время.

В этот вечер мы их не расспрашивали они слишком устали и скоро впали в глубокий сон.

Во второй половине дня 3 августа в базовый лагерь пришли Бонатти и Галотти и немного спустя Махди с остальными носильщиками, которые немного задержались в лагерях на ребре Абруццкого. Вечером все участники экспедиции собрались в базовом лагере. Я был искренне рад, что снова весь состав моей большой семьи находится со мной в палаточном городке, раскинутом на серединной морене ледника Годуин Оустен под гигантскими стенами побежденной исполинской вершины К2.

Так закончилось восхождение, участники которого долго страдали из-за шалостей погоды и все время находились в сильном напряжении. Восхождение на К2 окончилось благополучно, но экспедиция еще не выполнила своей задачи. Нам еще предстояло закончить программу научной работы, которая входила в общий план деятельности экспедиции. И этой работе с моими коллегами из научной группы я посвятил следующие два месяца.

Утром 3 августа я направил Садыка в Асколи с поручением нанять 60 носильщиков для транспортировки альпинистских грузов в Скардо и переноски базового лагеря в Урдукас. Часть из оставленного снаряжения предназначалась для небольшой группы, с которой я намеревался совершить несколько исследовательских переходов в районе бассейна Балторо. 4 августа полковник медицинской службы Ата Улла покинул базовый лагерь, чтобы возвратиться в Равалпинди. За три тяжелых месяца, проведенных высоко в горах Балторо, Ата Улла стал моим хорошим другом и помощником. Его решительность и особая активность значили для нас много. Особенно большую помощь он оказал нам как радиоспециалист в установлении связи. В первую очередь ему мы обязаны установлением радиосвязи с Равалпинди и Скардо, откуда мы получили важный для нас прогноз погоды. Когда 4 августа он ушел из базового лагеря, где мы прожили два месяца, у меня было такое чувство, что меня покинул хороший друг.

Но сразу после выполнения альпинистской задачи заняться научными исследованиями мне не удалось нужно было снять базовый лагерь, обеспечить возвращение альпинистов на родину, рассчитаться с носильщиками и т. д.

В базовом лагере мы оставили одну палатку с большим запасом продуктов, так как теперь они нам не требовались. Транспортировать их вниз было бессмысленно:

в населенных пунктах вдоль нашего пути мы оставили такое количество продуктов, которого хватит с избытком.

В связи с тем, что Махди нужно было нести на носилках, а Галотти тоже не мог идти без посторонней помощи, по крайней мере при спуске с ледника Балторо, нам пришлось ждать колонну носильщиков, которых должен был нанять Садык. В лучшем случае они могли прибыть в лагерь не раньше 12 августа Следовательно, я имел возможность провести исследования в верховьях ледника Балторо и своевременно прибыть в Урдукас, чтобы проводить альпинистскую группу на родину.

1 августа мы безуспешно пытались установить связь со Скардо и передать сообщение о победе над К2. Плохая погода вызвала такие помехи, что в Скардо нас не услышали. Многочисленные попытки установить связь 2 августа тоже не увенчались успехом, и только 3 августа Ата Улла удалось передать короткое сообщение, составленное на наиболее распространенном иностранном языке в Пакистане - английском, которое было адресовано моему доверенному лицу в Милане - доктору Витторио Ломбарди, и в переводе на итальянский язык означало - «Победа 31 июля. Все благополучно, находимся в базовом лагере».

Позже я узнал, что в Милане сообщение было получено 4 августа утром. Но еще 3 августа в 13 часов наша лагерная станция приняла радио Пакистана, которое передавало весть о покорении К2 В этот день всем членам экспедиции было вручено распоряжение №13, в котором говорилось:

«31 июля в 18 часов наш флаг и флаг дружественного нам гостеприимного Пакистана взвились на второй вершине мира, на вершине, до этого никем не взятого К2.

Да преисполнит радость наши сердца, мои дорогие товарищи!

Вашими заслугами сегодня наша родина, Италия, одарена грандиозным успехом, который, если удастся передать через нашу лагерную радиостанцию, станет темой для прессы и общественности всего мира.

Вы честно заслужили этот успех, и вся Италия готовится чествовать вас, смелых героев нашего народа.

Усилия, которые мы проявили в двухмесячной отчаян ной борьбе против немилостей погоды и трудностей подъема на вершину, чтобы совместной напряженной работой осуществить план штурма сурового гиганта, показывают, какие дела могут совершать итальянцы, если их воодушевляет твердая воля к победе.

Я благодарю вас от всего сердца.

После стольких месяцев совместных лишении и пережитых опасностей узы дружбы связали нас навечно, и я, старший из вас по возрасту, чувствую привязанность к вам, как отец к своим сыновьям.

Скоро вы возвратитесь на родину, где вас ожидают заслуженные чествования. Вы возвратитесь к своим семьям, которые перенесли тревогу за вас, но тем не менее мужественно и с надеждой ожидали успешного окончания нашего мероприятия. К нашему сожалению, наше счастливое возвращение омрачено потерей нашего дорогого друга, нашего хорошего товарища Марио Пухоца, покоящегося рядом с нашим главным лагерем среди этих чудесных гор, которые в течение двух месяцев дарили нам большие радости и большое горе 27 июня, вы помните, мы обещали ушедшему от нас товарищу, что посвящаем ему победу над К2, победу над той вершиной, ради которой он пожертвовал собою. Мы с честью выполнили свое обещание.

Возвращаясь домой, оставайтесь скромными - это только повысит ваши заслуги Руководители Итальянского альпийского клуба, вложившие много труда в подготовку экспедиции, будут на вашей стороне.

Вспомните обещание, которое вы дали друг другу, что имена обоих победителей вершины должны оставаться в тайне - этот жест будет особенно высоко оценен Вы можете быть уверены, что заслуги каждого из вас в печати и в последующем отчете экспедиции будут оценены по достоинству.

Я должен вас сейчас покинуть, чтобы заняться исследовательской работой, мы должны приложить все усилия, чтобы и в этой области добавить лавры к нашему успеху, и я убежден, что благодаря самоотверженной работе моих дорогих коллег мне это удастся. Все необходимые меры для нашего возвращения приняты До встречи через несколько месяцев в Италии».

В этот вечер мы получили по радио первые поздравления от главы и премьер министра пакистанского правительства В честь одержанной победы мы устроили фейерверк и по стреляли все оставшиеся у нас ракеты И как бы для увеличения нашей радости и торжества прибыла почта 6 августа я ознакомил участников экспедиции с порядком выезда на родину, и этим числом была датирована последняя, десятая статья для печати.

В течение всей работы экспедиции я регулярно давал материалы для итальянской печати.

Побежденный гигант несколько дней прятался от наших взоров, укутавшись в облаках, и казалось, что он сердится Через несколько дней возобновились снегопады и ветры Мне не терпелось приступить к научно исследовательской работе, от которой пришлось почти целиком отказаться во время руководства восхождением Наконец, 7 августа я с доктором Цанеттином и несколькими оставшимися балти мог покинуть базовый лагерь у подножья К2 и выйти в верховья Балторо, где намеревался провести ряд геологических исследований.

Пока я был занят исследовательской работой, 10 августа, на добрых два дня раньше, чем мы предполагали, в базовый лагерь во главе каравана из 60 носильщиков прибыл Садык Оказалось, Садык почти всю дорогу шел без отдыха и, наняв караван, тут же пустился в обратный путь 11 августа базовый лагерь был снят и упакован и оставлено лишь то снаряжение и продукты питания, которые, как я уже говорил, было нецелесообразно спускать вниз. Кроме того, часть имущества оставили для топографической группы, которая в этом районе будет работать еще неделю.

Альпинисты, прежде чем окончательно покинуть лед ник Годуин Оустен, где жили в течение двух месяцев, посетили могилу Пухоца, чтобы отдать ему последний долг, поставив на надгробной плите дату восхождения на К2, совершенного в его память. На надгробной плите, сделанной для нашего друга, написано:

Здесь покоится
МАРИО ПУХОЦ
проводник из района Монблан
Кцрмайер К2, ребро Абруццкого
январь 1918 г 21 июня 1954 г.

Две памятные плиты, которые мы в предыдущие дни изготовили в базовом лагере, также были установлены в этот день Одна жертвам страшной горы с надписью:

В ПАМЯТЬ ВСЕМ ПОГИБШИМ НА К2
Арт Гилкей-Дадлей Уолф-Пазанг Кикули-Линцу Пазанг Китар-Марио Пухоц
1954 г.

Вторая была посвящена нашим предшественникам - герцогу Абруццкому и герцогу Сполетто. Алюминиевая полоса, укрепленная на каменной плите, имеет следующую надпись:

В ПАМЯТЬ О ЛУИДЖИ АМЕДЕО ДИ САВОЙ
ГЕРЦОГЕ АБРУЦЦКОМ
и об
ЭЙМОНЕ РОБЕРТО ДИ САВОЙ
ГЕРЦОГЕ СПОЛЕТТО,
которые руководили двумя итальянскими экспедициями в этих горах
От участников итальянской экспедиции 1954 г в Каракоруме-К2
после одержанной победы по пути, указанному полвека тому назад через ребро Абруццкого.
31 июля 1954 года.

В ночь с 11 на 12 августа я встретил в Урдукасе, куда только что прибыл с верховьев Балторо, первую группу альпинистов, спустившихся из базового лагеря.

Основной караван с остальными альпинистами прибыл во второй половине дня, а группа, транспортировавшая Махди, - только вечером.

Весь караван вместе с альпинистами вышел на следующее утро из Урдукаса в Асколи Переход по леднику был очень трудным, в особенности для тех, которым по крутой морене и неровностям ледника пришлось транспортировать на носилках Махди.

После шестидневного перехода караван достиг Асколи, а затем продолжил путь по ущелью Бральдо в Ионо, откуда на «цаксе» (плот, состоящий из деревянной решетки с привязанными к нему надутыми камерами из козьих шкур) спустился по реке Схигар к реке Инд, почти до аэродрома в Скардо.

В Скардо одержавших победу альпинистов торжественно встретили представители пакистанского правительства, находившиеся там офицеры частей ООН и восторженные местные жители, одетые в национальные костюмы. Они стояли по обеим сторонам улицы и награждали нас бурными аплодисментами. Из Скардо самолеты перенесли наших альпинистов и грузы в Равалпинди Здесь местные власти и население встретили нас также торжественно.

В Лахоре генеральный губернатор Пакистана устроил в нашу честь официальный прием, на котором вручил всем участникам золотые медали «За заслуги» После осмотра Лахора, самого своеобразного и интересного города Пакистана, последовал перелет в Карачи, где народ совместно с многочисленными представителями итальянской колонии во главе с дипломатическим представителем Италии д'Акунцо устроили нам сердечную встречу.

Компаньони, Рей, Пагани и Фантини сразу вылетели в Италию, остальные члены экспедиции на итальянском пароходе отплыли 10 сентября в Геную.

<<< назад | содержание | вперед >>>

Присоединяйтесь к нам в Контакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках и Google+








© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.
TrendStat