Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Другие

Booking.com

<<< назад | содержание | вперед >>>

Вертикали

Виктор Вьюник. Пик Белецкого

Кировский завод тчк Токарю Белецкому тчк Уважением приветствуем выдающегося деятеля отечественного альпинизма связи первовосхождением вершины Вашего имени процессе высотного траверса тчк Иванов

Такую телеграмму прислал в Ленинград известный советский спортсмен, руководитель московской группы альпинистов мастер спорта СССР А. Иванов.

Имя Евгения Андриановича Белецкого - токаря-расточника Кировского завода, всемирно известного альпиниста, заслуженного мастера спорта и заслуженного тренера СССР в 1950-е годы по предложению ташкентских горовосходителей было нанесено на географическую карту Советского Союза. Над одним из пиков в Заалайском хребте Памира появилась лаконичная надпись - «Пик Белецкого». Его высота над уровнем моря - 6075 метров.

По-разному люди приходят в большой спорт. Свою главную жизненную привязанность Евгений Андрианович Белецкий определил еще в 1931 году. В то лето группа молодых туристов завода «Красный путиловец», членов ленинградского отделения Общества пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ), созданного по инициативе видного деятеля Советского государства Н. Крыленко, выехала в отпускное время на Кавказ для похода по Сванетии. Ленинградцы прошли тогда с берега Черного моря по живописным долинам реки Ингури через высокогорные перевалы на Северный Кавказ и завершили путешествие в Пятигорске.

Горы произвели на 24-летнего Евгения Белецкого огромное впечатление. Здесь он познакомился и с альпинистами лагеря, организованного для ленинградских рабочих. Е. Белецкий, бывший в то время редактором многотиражной заводской газеты, посвятил открытию лагеря и отдыху в нем рабочих целую полосу. Она была увенчана «шапкой» в стиле тех лет: «Горный лагерь - это лучший отдых для машиностроителя!».

Южная поездка не прошла бесследно. Зимой Белецкий стал посещать только что начавшую тогда действовать городскую секцию альпинизма при ленинградском отделении ОПТЭ. Ее возглавляли видные ленинградские ученые-альпинисты, уже в то время профессора Б. Делоне и В. Крестовников.

После организации на Кавказе первых альпинистских лагерей эта секция стала быстро увеличиваться, в основном она пополнялась рабочими заводов «Красный путиловец» и Ижорского. Вскоре в ней уже занималось более ста человек.

В одной из комнат этой секции, расположившейся в доме на улице Пестеля, члены ее по вечерам изучали теорию и технику альпинизма, намечали планы будущих походов, обменивались опытом первых горовосхождений и снаряжением собственного производства - железными крючьями, ботинками с самодельной оковкой, ледорубами. Промышленность в то трудное время ничего для альпинистов не производила. Самодельное снаряжение было с позиций сегодняшнего дня и тяжелым, и неудобным, с ним ни один начальник спасательной службы сейчас не выпустил бы группу даже на самое легкое восхождение. Тогда - ходили. И небезуспешно.

Обзаведясь необходимой экипировкой и снаряжением и пройдя зимнюю «домашнюю» подготовку, Белецкий уже в 1932 году, попав на Кавказе в Безенгийский район, в места, куда и сейчас допускают не каждого альпиниста-разрядника, вместе с группой ленинградцев решился на штурм горы Селла.

После нескольких тренировочных походов, в которых была на практике опробована самодельная оснастка, группа пошла на штурм. Белецкий получил в этом походе первое «боевое» крещение. Тогда же он убедился, что для успеха дела необходимы хорошая физическая и техническая подготовка, надежное снаряжение, дружный, работоспособный коллектив.

Восхождение на пик Селла завершилось успешно. У молодого альпиниста появилась уверенность в своих силах.

Затем последовали удачные восхождения на Гюльчи и Ушбу. В 1935 году он участвовал в создании в верховьях ущелья Адыл-Су школы инструкторов альпинизма. К тому времени Е. Белецкий был уже хорошо подготовленным спортсменом, инструктором альпинизма.

Именно эти качества и привлекли к нему внимание одного из зачинателей советского альпинизма Н. Крыленко, организовавшего в двадцатые-тридцатые годы несколько сложнейших научных экспедиций на Памир. В 1936 году Н. Крыленко пригласил Е. Белецкого в очередную экспедицию. Предполагалось штурмовать одну из высочайших вершин Советского Союза - пик Ленина.

Уже на Памире, на этой «крыше мира», планы Е. Белецкого изменились. Из Москвы пришла радиограмма. В ознаменование десятилетия со дня смерти Феликса Эдмундовича Дзержинского предлагалось группе совершить восхождение на пик имени этого выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства.

На штурм вершины отправились трое - Е. Белецкий, В. Кизель и И. Федоров.

Пик Дзержинского - соседняя с пиком Ленина вершина в Заалайском хребте. Картографические сведения и описания путей к нему были тогда весьма скромными. Спортсмены решили идти кратчайшим путем - по леднику Ленина к вершине Раздельной.

Оттуда, как им казалось, будет легче добраться к восточному гребню пика Дзержинского.

Совершили разведывательный поход, организовали три промежуточных лагеря.

...Штурм начался 7 августа. Довольно легко, по уже знакомой дороге, альпинисты достигли высоты около 6150 метров. Установили там палатку. Утром Е. Белецкий и В. Кизель вышли в направлении пика Дзержинского. Сначала они шли по ровному плато, но за ним оказалась крутая стена - основание пирамиды пика. Выяснилось, что восточный гребень в верхней, наиболее крутой части обледенел. У восходителей не было с собой крючьев, а без них преодолевать такие участки опасно. К тому же выяснилось, что восточный гребень пика - отвесная стена.

Неужели поражение? Поразмыслив, альпинисты решили идти другим путем - направиться на юг, выйти в верховья ледника Дзержинского, обойти низом провал хребта и на высоте около 6000 метров разбить еще один лагерь. Из него и штурмовать пик.

На следующий день В. Кизель остался в лагере, а Е. Белецкий с И. Федоровым отправились в путь. На них была меховая одежда, штурмовые костюмы, в рюкзаках - пищевые концентраты и тщательно завернутый в мягкие вещи бюст Ф.Э. Дзержинского.

Несколько часов трудного подъема по изрезанному трещинами склону привели альпинистов к горизонтальному участку гребня с карнизом на север. Свернули влево, и по стене пика пошли к югу под самую вершину. Крутой твердый фирновый склон был преодолен на кошках.

Еще полтора часа труднейшего пути - и спортсмены вышли на южный хребет, а затем и на первую вершину пика Дзержинского. Скалы второй вершины - на 50 метров выше. Решили установить бюст Ф.Э. Дзержинского на ней. И вот высота - 6713 метров - достигнута!

Из камней Е. Белецкий и И. Федоров соорудили небольшой постамент, и укрепили на нем бюст Ф.Э. Дзержинского. В каменный тур была положена, как это и полагается, записка о восхождении. Задание было выполнено.

Но оказалось, что главные трудности ожидали альпинистов при спуске. Облака, ветер и темнота сыграли с Е. Белецким злую шутку: не заметив карниза и не различив границы между снегом и туманом, он шагнул в пропасть. Товарищ по связке И. Федоров одержал его.

Дело осложнилось тем, что стена, на которой завис Е. Белецкий, оказалась с отрицательным уклоном. Стало ясно, что закрепиться на ней не удастся. Веревка между тем все сильнее сжимала Е. Белецкому ребра, начала душить. И. Федоров выдал веревку, спустил Е. Белецкого ниже, до небольшого выступа. В ледяном желобе Белецкий сделал себе подобие ложа, достал из рюкзака теплые вещи... Только когда забрезжил рассвет, Е. Белецкий с помощью ледоруба пробил себе дорогу наверх.

Несколько позже, в том же 1936 году, Белецкий участвовал в штурме пика Ленина. Это был необычный штурм. На высочайшую вершину должны были в полной военной выкладке взойти вместе с гражданскими и армейские альпинисты.

Экспедиция по тем временам отличалась большим размахом. В ней участвовало 70 бойцов, разбитых на звенья, каждое с командиром и инструктором-альпинистом во главе. Экспедиции был придан даже самолет для проведения разведок и доставки продуктов на склоны вершин.

Е. Белецкий возглавил звено, состоящее из воинов-туркменов.

Восхождение началось 17 августа. Длинной цепочкой растянулись альпинисты по леднику. Без особых затруднений добрались до высоты 5000 метров. На подходе к лагерю встретилось обледенелое поле - склон. Инструкторы вынуждены были наладить веревочные перила, с помощью которых участники стали продвигаться вперед. Через двести метров в первом лагере - отдых.

Рано утром следующего дня штурм продолжался. Крутизна склона увеличилась, остановки участились, передышки стали требоваться через каждые двадцать - тридцать минут. После полудня подул сильный ветер, небо заволокло черными тучами. К 17 часам отряд подошел к новому лагерю на высоте 5800 метров.

Утром 19 августа отряд начал продвижение к лагерю на высоте 6100 метров. Погода не улучшалась: хлестко мела поземка, заметно похолодало. Наконец появились палатки. Люди заснули под вой разыгравшейся снежной бури.

...Рассвет не принес перемен. О продолжении похода не могло быть и речи. Целый день спортсмены провели в палатках. 21 августа погода была такой же. Но альпинисты все-таки решили выступить.

Трудным был этот подъем. Даже идущим в третьем десятке, прежде чем сделать очередной шаг, приходилось коленями уминать под собой снег. Останавливались через каждые десять шагов. Особенно трудно было тем, кто шел впереди, прокладывая дорогу.

И вдруг лавина! Оторвавшийся где-то наверху, у скал, огромный пласт снега с шумом и грохотом пронесся справа от звена Е. Белецкого.

Прозвучала команда Евгения Андриановича:

- На ледорубы, держись!

Воины-альпинисты поспешно вбили древки ледорубов впереди себя в снег, закрепились за них.

Было это сделано своевременно. Огромная масса снега обрушилась на звено Белецкого.

Первым пробился наружу он сам. За ним еще несколько альпинистов. Вместе они помогли выбраться и другим товарищам. Все целы, только часть бойцов была снесена лавиной вниз. Но и они были спасены. В других группах тоже все в порядке. Погода не улучшалась, путь стал лавиноопасным. После короткого совещания командиров последовал приказ о возвращении в базовый лагерь.

Ночью отряд снова попал в лавину. Е. Белецкий, Д. Церетели, А. Поляков, Н. Тарасов, первыми высвободившиеся из-под снега, организовали поиски своих товарищей. По мере их освобождения бойцы отряда начинали дальнейший спуск.

Несколько дней в базовом лагере спортсмены ждали подходящей погоды.

28 августа 15 инструкторов, бойцов и командиров отряда сделали отчаянную попытку все-таки овладеть пиком Ленина. Но жестокая снежная метель заставила их отступить и на этот раз.

Свою мечту - покорить пик Ленина, вознесшийся над Памиром на высоту 7134 метра, Е. Белецкий смог осуществить лишь в следующем 1937 году.

Готовясь к торжественной встрече 20-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, советские альпинисты решили ознаменовать это историческое событие восхождением на три высочайшие вершины нашей Родины: пик Коммунизма, пик Ленина и пик Е. Корженевской.

В состав Памирской экспедиции было включено более пятидесяти опытных альпинистов.

Е. Белецкий попал в отряд, предназначавшийся для штурма пика Ленина. В него входили В. Мартынов, Б. Трапезников, П. Альгамбров, Б. Искин, врач Г. Розенцвейг, радист Б. Сапоровский. Возглавил отряд Л. Бархаш.

В лагере, в четырех километрах от ледника Ленина, на защищенной с трех сторон высокими холмами зеленой поляне произошла встреча с остальными участниками восхождения С. Герасимовым, А. Поляковым, С. Ганецким и В. Семеновским.

На этот базовый лагерь (на высоте около 3600 метров) прибыл караван, доставивший часть наиболее тяжелых грузов. Шла работа по оборудованию лагеря и устройству посадочной площадки для самолета.

29 июля к середине дня отряд закончил подготовку к походу. Теперь путь альпинистов лежал к новому лагерю на высоте 5200 метров. Там альпинисты примут от летчиков все необходимые грузы и перебросят их в следующий лагерь, уже на высоте 6200 метров.

По тропе, проложенной в минувшем году, отряд начал подъем. Несмотря на сложность продвижения, альпинисты пришли в первый лагерь за час до назначенного летчикам и срока. Самолет прилетел вовремя и удачно сбросил грузы недалеко от лагеря.

Однако дальнейшее восхождение пришлось приостановить из-за резкого ухудшения погоды. Лишь 12 августа штурмовая группа вышла в путь. Дул сильный юго-западный ветер, облака заволокли склоны пика Ленина. Медленно и тяжело отряд продвигался к лагерю на высоте 6200 метров. Переночевав на высоте 5800 метров, утром 13 августа отряд продолжил свой штурм. Прошли памятное для Белецкого по прошлогоднему восхождению место, где они попали в лавину. На этот раз все кругом вроде было спокойно. К концу дня спортсмены добрались до лагеря в «теплые» палатки, согрелись горячим чаем.

А снаружи вновь разыгралась непогода. Валил крупный снег. Так длилось три дня.

Но 16 августа, лишь немного улучшилась погода, отряд начал штурм. Заключительный подъем был очень трудным. Все шли молча, сосредоточенно. Часто устраивали короткие передышки. После пяти часов восхождения альпинисты достигли гребня. И еще два часа отряду пришлось идти по нему вперед. Палатки на этот раз были установлены на огромной высоте - 6800 метров.

Завершающий бросок на вершину пика Ленина начался на следующий день, около 11 часов утра.

Шесть напряженнейших часов добирались до последнего перед вершиной крутого взлета гребня. Снег, по которому продвигался отряд, становился все плотнее и плотнее и вскоре перешел в твердый фирн. Скорость восхождения резко упала. Пришлось выбивать ступени. Предвершинные скалы становились все ближе и ближе.

Впереди идет Е. Белецкий. До вершины остается не более двух метров, когда многопудовый камень, на который оперся рукой Евгений Андрианович, вдруг заколебался.

Пришлось остановиться: дальше идти нельзя, надо, ждать, пока все семь альпинистов обойдут опасное место и выберутся на вершину.

Этот момент наступает. Тогда Е. Белецкий делает шаг в сторону, и каменная глыба с грохотом, увлекая за собой обломки скал, рухнула вниз.

Наконец-то все на вершине, на высоте 7134 метра!

В железную коробку вкладывается записка с указанием даты восхождения и фамилиями восходителей.

Рядом с ней помещается тщательно завернутый в непромокаемую бумагу текст Конституции СССР.

Кто-то начинает петь «Интернационал», и ему подпевают все участники штурма. Щелкают затворы фотоаппаратов.

Неожиданно появляется самолет. Альпинисты поднимают ледорубы, приветствуя летчика, он же машет спортсменам рукой, разворачивается и берет курс на посадочную площадку.

Сбылась главная мечта Е. Белецкого. Он и его товарищи покорили пик Ленина.

* * *

«13 и 17 февраля были совершены восхождения на западную и восточную вершины Эльбруса и выполнено задание - сорваны фашистские и водружены советские флаги. Фашистские флаги были переданы командованию Закфронта. За выполнение задания все участники операции были награждены орденами и медалями...» А.А. Гречко (Из книги «Битва за Кавказ»).

Когда началась Великая Отечественная война, Евгений Андрианович, токарь-расточник высокой квалификации, работал на Кировском заводе. Попасть в горнострелковую бригаду, которая формировалась в Ленинграде, не удалось: не отпустил завод. Окончилась неудачей и вторая попытка уйти на фронт с особым горнолыжным отрядом. Опять помешала заводская броня. Только из Челябинска, куда была эвакуирована часть Кировского завода, ему удалось попасть в действующую армию.

Евгения Белецкого направили на Кавказ в части Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. Ленинградский альпинист получил звание старшего лейтенанта. Его включили в оперативную группу при штабе Закавказского фронта, составленную в основном из альпинистов, которыми руководил опытный военный инженер А. Гусев.

В этой группе Е. Белецкий много сил отдал подготовке солдат горной части, которая предназначалась для разгрома гитлеровской горнострелковой дивизии «Эдельвейс». 18 августа 1942 года эта фашистская дивизия вышла на южные склоны .Кавказского хребта, захватила перевалы Хотютау и Чипер-Азау, туристские базы «Старый кругозор» и «Приют одиннадцати» и подняла над Эльбрусом два черно-красных фашистских флага.

Уже в начале 1943 года командование Закавказского фронта поручило воинам-альпинистам сорвать их и водрузить над вершинами советские флаги.

Штурм высочайших вершин Кавказа поручили объединенному отряду. Части его находились в разных местах. Их надо было собрать в одном районе. Из Местии через перевал Бечо под командованием лейтенанта Н. Гусака, участника боев за Клухорский и Нахарский перевалы, отправились шесть альпинистов-воинов: Ю. Одноблюдов, А. Сидоренко, В. Кухтин, Б. Грачев и братья Б. Хергиани и Г. Хергиани.

Группа лейтенанта А. Трязнова, в которую входили Л. Каратаева, Н. Персиянинов, А. Немчинов, взяла старт в Сванетии.

С перевала Донгуз-Орун двигалась группа Г. Сулаквелидзе, в которую вошли А. Багров и Н. Моренец.

Е. Белецкий был включен в группу А. Гусева. В эту группу входили также В. Лубенец, Л. Келье, Е. Смирнов, кинооператор Н. Петросов. Альпинисты-воины вышли из Тбилиси.

В начале февраля 1943 года все группы соединились у подножия Эльбруса в один отряд.

Старший инструктор альпинизма И. Ветров так описал «Эльбрусскую эпопею»:

«Восхождение на Эльбрус проходило традиционным маршрутом через «Старый кругозор». Тут все напоминало о пребывании врага: землянки, укрепления, заграждения из колючей проволоки, ящики снарядов, мин, гранат, деревянные кресты на могилах.

От «Старого кругозора» дорога вела на «Приют одиннадцати». Глубокий снег усложнял движение, местами приходилось рыть траншеи, навешивать веревочные перила. Впереди шла разведка. На пути может быть и засада и минное поле. Шаг за шагом альпинисты преодолевали крутые склоны, занесенные снегом, глубокие ледовые трещины. Над Эльбрусом висели низкие тучи, падал снег, и в метре ничего не было видно. Снег слепил глаза, забирался под капюшоны штурмовок.

Но вот показались скалы. Стрелка высотомера Задержалась на отметке 4200 метров.

- «Приют одиннадцати» - заметил кто-то.

До войны это был чудесный отель, теперь здесь не было ни окон, ни дверей, стены изрешетили пули и осколки.

Андрей Грязнов и Бекну Хергиани дали очередь из автоматов. Гулкое эхо разнеслось по горам и вновь все стихло. На приюте никого не оказалось.

- Драпанули, - хитровато усмехнулся Николай Моренец и показал на обложки журналов с изображением «героев Эльбруса»: ветер еще не успел вымести их из помещений.

На «Приюте одиннадцати» пришлось переждать расходившийся буран. Целых десять дней смельчаки, прижавшись друг к другу, чтобы не замерзнуть, вынуждены были отсиживаться на высоте 4200 метров... Лишь 12 февраля метель немного улеглась. Утих ветер. А в полдень даже выглянуло солнце...»


А вот как рассказывает о заключительном штурме Эльбруса один из его участников Александр Сидоренко:

«13 февраля 1943 г. Проснулся в час 15 минут. Погода испортилась - западный ветер, облачность, снег. Решили идти маленькой группой на Западную вершину (разведка).

Два часа 30 минут. Вышли Гусак, Белецкий, Бекну и Габриель Хергиани, Смирнов и я. Ориентировка затруднена. Взяли левее. Габриель и я несколько раз проваливаемся в трещины. Идем дальше. В моей левой кошке разошлись звенья. Трудно чинить на таком ветру. Ветер в лицо! На щеках, на носу все время образовываются льдинки. Светает...

На Западной вершине заметили обрывки фашистских флагов. Сорвали. Установили свой.

Рядом с победным знаменем Советской Родины командир штурмовой группы лейтенант Николай Гусак оставил памятную записку:

«...Поднялись на вершину за девять часов. Восхождение посвящено освобождению Кавказа от гитлеровцев и 25-й годовщине славной .Красной Армии.

Да здравствует наш Эльбрус и вновь свободный Кавказ!

Западный Эльбрус. 5633 м...»

...Спуск. Туман искажает и сильно затрудняет ориентировку. Куда идти? Внизу услышали выстрелы из автоматов... Начинает темнеть»
.

За участие в операции по снятию фашистских флагов Е. Белецкий был награжден орденом Красной Звезды.

* * *

Наиболее интересны в альпинизме массовые восхождения... «Наиболее значительное из них - восхождение трехсот одного альпиниста в 1967 г. в ознаменование пятидесятилетия Советского государства. Горовосходители - а в их числе были делегации альпинистов социалистических стран, - преодолевая многочисленные трудности, установили на высшей точке пика монумент с изображением великого Ленина. Таким образом, пик Ленина стал пьедесталом высочайшего в мире памятника Ильичу». Е.А. Белецкий (Из книги «Пик Ленина»).

Десять раз Е. Белецкий участвовал в экспедициях на Памир, в том числе пять раз к подножию пика Ленина. Самым интересным в послевоенные годы он считает альпиниаду 1967 года, посвященную 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. В восхождении должны были принять участие 250 альпинистов, из них 42 - из социалистических стран Европы. К ним вскоре присоединились спортсмены из Австрии и Италии. Массовое восхождение на пик Ленина должно было завершиться установкой на нем государственных флагов СССР и стран - участниц альпиниады. Родилась также мысль - установить на высшей точке пика монумент с изображением В.И.Ленина - великого основателя партии и Советского государства. В разработке конструкции обелиска деятельное участие принял один из выдающихся советских альпинистов, трехкратный восходитель на пик Ленина В. Абалаков.

К тому времени на пике Ленина побывало уже 512 человек. Это число должно было увеличиться сразу более чем на треть.

Е. Белецкий на этот раз был одним из ведущих тренеров альпиниады. В его обязанности входили организация тренировок горовосходителей, их знакомство с маршрутом, акклиматизационные восхождения. Подготавливал и советских, и зарубежных альпинистов. Кроме того, он был назначен руководителем спасательной службы.

Штабом альпиниады был разработан график массового штурма. Первым к вершине должен был выйти головной отряд, несущий обелиск, за ним - с суточным интервалом, по двум путям, еще четыре - основной отряд альпинистов и зарубежные спортсмены.

Первый лагерь был сооружен тогда на высоте 3700 метров. Эта высота не могла не впечатлять прибывших в лагерь альпинистов, особенно из-за рубежа. Многим из них предстояло еще освоиться со столь высокими рубежами. Несколько дней было отведено им на осуществление акклиматизационных походов. Но вот все готово к штурму.

Евгений Андрианович Белецкий так описывает этот массовый штурм:

«Группа за группой, отряд за отрядом оставляют базовый лагерь альпинисты. Их фигурки по мере удаления становятся все меньше и как бы растворяются в слегка пожелтевшей от утренних заморозков зелени речной террасы. Первыми на перевал Крыленко уходят австрийцы, днем позже на пик Ленина выступает головной отряд альпиниады.

Трижды в день из отрядов поступают радиограммы. Пока все благополучно. Продвижение от лагеря к лагерю проходит по плану, больных нет. Погода благоприятствует штурму; сильный ветер и холод не в счет - на встречу с ними должен рассчитывать каждый восходитель на пик Ленина. Нелегко удержать в памяти детали передвижения всех групп альпиниады, и я начинаю оперировать красными флажками, которые перемещаю по большому щиту с изображением пика Ленина и путей восхождения. Число флажков уже доходит до двух десятков, число альпинистов, одновременно штурмующих пик Ленина, - почти двести.

Беспокоит положение групп, не имеющих радиостанций. Весь день я обследую через подзорную трубу крутые снежные склоны, выводящие на перевал Крыленко, в надежде обнаружить там группу австрийских альпинистов. Но только под вечер, при удачном для наблюдения боковом освещении, обнаруживаю четкую строчку их следов; двигаясь зигзагами, они преодолели крутой подъем и, обогнув снежную стену, ушли на перевал... Утром 12 августа из лагеря по двум путям на вершину выходят третий и четвертый отряды под руководством В. Романова и К. Клецко. В них еще шестьдесят альпинистов. Завершающие альпиниаду группы латышей и литовцев выступят днем позже. Базовый лагерь пустеет. Спадает напряжение, связанное со снаряжением и выпуском групп. Растет тревога за тех, кто в высокогорной зоне. Мы здесь, внизу, остро ощущаем, как сотни наших товарищей шаг за шагом отвоевывают высоту. Кому-нибудь из них, возможно, придется вступить в единоборство с грозной опасностью. Мой напарник, тренер А. Боровиков, заметно нервничает. Я успокаиваю его не особенно убедительными для нас обоих доводами о том, что мы сделали все, что могли, и теперь нам остается только ждать результатов штурма... 14 августа день больших событий. Сегодня к вершине подходит головной отряд И. Богачева, вслед за ним, несколькими часами позже, на вершину должны выйти первый и второй отряды и несколько отдельных групп. С утра я различаю через трубу движение альпинистов на восточном гребне. Они идут медленно, останавливаясь через несколько шагов, группами и в одиночку приближаются к последнему крутому взлету гребня - «запятой». Вскоре в трубу отчетливо вижу: над скалами высшей части пика обозначается алая точка флага нашей Родины, различаю, как сильный западный ветер развевает знамя головного отряда»
.

Е. Белецкий, А Боровиков подсаживаются к радиостанции. Вот что передает им И. Богачев:

«12.00. Пятнадцать минут назад наш головной отряд в полном составе подошел к цели. Сильный ветер. Холодно. На высшую точку пика с обелиском первым ступил учитель из грузинского селения Душети Вано Шиоевич Циклаури. Почетное право участники отряда предоставили ему как ровеснику Великого Октября.

13.15. Обелиск навечно установлен на вершине. Закрепляем на капроновом шнуре флаги стран - участниц альпиниады и вымпелы спортивных обществ. Фотографируем их и обелиск на фоне пиков Коммунизма и Революции; видимость отличная. Рядом с нами альпинисты из ГДР, Польши, приближаются альпинисты из Югославии, отряды Б. Ефимова и М. Грешнева. Поднесен и установлен бюст Ленина. На вершине сейчас более семидесяти человек.

13.30. Закончен короткий митинг, начинаем спуск в свои штурмовые лагеря»
.

Затем к пику Ленина вышли и другие группы. Всего за эти дни его достиг триста один человек. Все они были награждены почетными жетонами «Пик Ленина». Этот небывалый итог - свидетельство торжества советской тактики восхождения на семитысячные вершины.

...За последние годы Евгений Андрианович Белецкий часто как тренер выезжает в горы. Адреса сборов - юго-западный Памир, горы Алайского хребта, горный узел Матча. Только в 1978 году им были возглавлены два альпинистских сбора: один зимний, в январе-феврале на Тянь-Шане, в Заилийском Алатау, другой - в мае на Кавказе в Домбае, где 30 альпинистов стали обладателями жетонов «Член спасательного отряда». А всего за свою жизнь Е. Белецкий подготовил не одну сотню альпинистов, среди которых есть уже и мастера спорта. С гордостью все они называют Евгения Андриановича Белецкого своим наставником и учителем.

<<< назад | содержание | вперед >>>








© 2002-2018 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.