Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Другие

Booking.com

<<< назад | содержание | вперед >>>

Вертикали

Владимир Солонников. Пятый день на стене

«...Движение на лесенках с крюка на крюк. На 40 м 30 крючьев. Траверс под карнизом на лесенках и свободным лазанием... снова на лесенках с крюка на крюк. На прохождение затрачено 3 часа...»

Из отчета команды, занявшей первое место в чемпионате СССР 1977 года (восхождение на пик «Московской правды» по северо-восточной стене).

- Почему не по углу? - Андрей Грачев по пояс высунулся над полочкой, на которой стояли мы с Борисом Васильевым. Он глядел влево на стену, где Николай Степанов работал на лесенках. Вопрос же был адресован нам троим. Мы вместе решали, как идти дальше.

- В углу щель очень широкая и нависает. В ней не удержаться. - Андрей выбрался к нам, пристегнулся к петле и деловито стал рассматривать щель. Потом поднял голову.

Вверх уходил гигантский внутренний угол, края которого сливались с гребнем массива «Московской правды». Нам предстояло по левой стене угла выйти на бастион. Стену пересекал карниз, над которым, судя по предварительным наблюдениям и фотографиям, могло быть место для ночевки. До него метров сорок. Обогнуть его не было никакой возможности.

Сегодняшни день начался, как обычно. Группа растянулась по веревкам. Над собой видишь рюкзак и ноги товарища. У очередного удобного крюка, подобравшись снизу, снимаешь с себя связки карабинов и крючьев, вешаешь их на лямки рюкзаков переднему. Туда же пристегиваешь свободную веревку, и он уходит, волоча сорокаметровый хвост и позвякивая железом. Перебираешься на его место и ждешь, пока нижний проделает с тобой то же самое.

Запланированная на сегодня норма стенок, углов, карнизов - метров 200 по вертикали - уже пройдена. Но намеченное место ночевки оказалось вовсе не полкой, а гигантской глыбой заледеневшего снега, каким-то чудом прилепленной к стене. И мы продолжаем двигаться вверх со слабой надеждой успеть выбраться на карниз.

Я шел третьим, и, когда добрался до ребят, таща кучу крючьев и веревку, Коля уже был готов отправиться дальше. В самом углу - вертикальная неглубокая щель шириной сантиметров тридцать. Казалось, дальнейший путь должен проходить именно здесь. Однако, одолев метра три, Коля остановился. Края трещины - гладкие, держаться не за что, мест для забивки крючьев нет. Пришлось спуститься. Вторая попытка - вправо по стене, и опять неудача. Устраиваем короткое совещание. Остается один путь - узкая вертикальная трещина на левой стене. По ней - под карниз. Что делать дальше, придется решать на месте...

Коля «работает» методично, как на Приозерских скалах: крюк, карабин, лесенка, пересадка, затем акробатический номер с выстегиванием второй лесенки из нижнего карабина, и все повторяется. Искусственное, или техническое, лазание. Надежное, отработанное, но медленное.

Под нами привычная картина. Гладкая стена, проектирующаяся на ледник внизу. Тонкая ленточка веревки тянется от крюка к крюку. На ней метрах в двадцати-тридцати друг от друга - остальные члены команды. Сверху видны каска, рюкзак и две руки, методично передвигающие зажим по веревке или отыскивающие зацепки. С той стороны ледника мы кажемся нашим наблюдателям букашками, упорно ползущими по совершенно ровной стене.

Северо-восточная стена пика «Московской правды», одна из красивейших и сложнейших на юго-западном Памире. Мы начали присматриваться к ней с 1968 года, а вышли на нее в рамках чемпионата СССР, спустя почти десять лет. Тщательное изучение маршрута и разработка тактики - часть нашей подготовки. Из изучения маршрута явствовало, что на протяжении всех 1200 метров крутой (около 80 градусов) стены мест для ночевок практически не будет. Ночлег же в подвешенном состоянии на холодной стене, лишь на короткое время освещаемой косыми лучами солнца, не восстанавливал бы силы и не обеспечивал бы работоспособность, необходимую на таком маршруте. Поэтому планировалось каждый день обрабатывать как можно больший участок пути, уделяя в то же время особое внимание организации ночевок. Тактика себя оправдала. 150 - 200 метров в день - вполне приличный темп движения.

На уровне наших ног показалась каска Виктора Солонникова. Сегодня он идет в середине. Отсюда удобнее руководить действиями группы. Его обращение к нам, несколько пространное и энергичное, по сути содержит тот же вопрос: почему поднимаемся не по углу? Теперь уже Андрей объясняет ситуацию.

- Твое мнение?
- Я бы пошел по углу.

Грачев большой мастер прохождения всяких замысловатых щелей и углов. Они с Виктором обсуждают возможности подъема по щели. Но теперь это имеет ценность лишь теоретическую.

Намечается нестандартная ситуация. Команда впервые за пять дней собирается в одном месте во время движения по маршруту. Хотя говорить о стандартных ситуациях на подобном восхождении можно лишь условно, но мы за это время уже как-то привыкли к сложившейся системе взаимодействия в группе: за пять-шесть часов проходим обработанную накануне часть пути, а также те несколько веревок, которые первая двойка успевает навесить; затем двое или трое, оставив рюкзаки и забрав все свободные веревки и крючья, продолжают прокладывать путь, а остальные начинают готовить место для ночевки.

Идет строительство. С помощью молотков, крючьев и ледорубов часа за три узкие полочки удавалось расширить до размеров широкой скамьи, на которой тесно друг к другу помещались восемь рюкзаков и мы на них. Спиной к стене, лицом в ущелье.

Сейчас же приходится импровизировать. Впрочем, это могло случиться в любой момент. Даже странно, что до сих пор все шло так гладко.

- Ребята, у кого фотоаппарат? Надо сфотографировать Колю для отчета.

Передают аппарат, и я делаю несколько снимков. Торопиться некуда.

На площадке нас уже семеро. Точнее, седьмой висит на веревке около. Все с нетерпением посматривают вверх. В полезных советах недостатка нет. Каждому хочется чем-нибудь помочь, ускорить движение. Правда, наше положение уже определилось. На карниз команде сегодня не выйти. Ночевать придется здесь, на площадке, где мы и стоя помещаемся с трудом. Факт этот еще не укладывается в сознании.

Мы в той части стены, где солнца вообще не бывает. Холодает очень быстро. Топчемся, колотим сапогами в стену. Наконец Виктор подводит итог - будем ночевать здесь. Начинается оживление. Снова все в работе. Забиваются крючья, натягиваются перила. Глыба натечного льда рядом с полочкой должна стать основанием для второй палатки. По очереди вырубаем в ней подобие площадки, на которой вначале можно стоять, а затем уже и сидеть.

Коля прошел 40 метров. Но ситуация у него не улучшилась и не прояснилась. На карниз в этом месте не выйти. Борис поднимается к нему, и они начинают двигаться вправо, с придирчивостью криминалистов осматривая каждую трещинку, уходящую наверх. Стоять не на чем. Крючья бьются на каждом метре. Пройдено 7 метров. Сколько еще? Наконец путь на карниз найден - вверх уходят трещины, годные для крючьев. Дальше, как говорится, дело техники. Проблема решена!

Начинает темнеть. Вешаем палатки за коньки вплотную одну к другой и укладываем в них рюкзаки для сидения. Сверху на площадку спускается конец веревки, и наша передовая двойка соскальзывает прямо на крышу нового жилища. Завтра подъем начнется с большим комфортом: каждый может выбрать путь себе по вкусу - либо по крючьям, либо по свободно висящей веревке. По скорости приблизительно одно и то же, но .большинство почему-то предпочло веревку.

Сейчас нас более всего занимает мысль, как разместиться в палатках. С превеликим трудом все же рассаживаемся. Мы четверо - Виктор, Андрей, Дима Антоновский и я - I втиснулись в угол. Ноги сложены штабелем. Когда нижнему становится невмоготу, он вытаскивает ноги и кладет сверху. Это разнообразит ситуацию. Трое - Коля, Боря и Юра Манойлов. - сидят на ледяной полке. Слава Ведерников примостился где-то между палатками и колдует с примусом. Снаружи мороз градусов десять, но нас это уже не волнует.

Странно устроена человеческая психика. На каком бы крошечном уступчике ни была палатка, стоит в нее залезть, и ты чувствуешь себя чуть ли не за каменными стенами, тебе уже нет дела до метров и километров, которые находятся под тобой. Ощущаешь уют и отдыхаешь. Физически и морально.

...Последняя ночь на стене. Но мы этого еще не знаем.

Завтра полноценный день работы. Зато ночевка будет на гребне, где можно позволить себе самые странные вещи. Например, отстегнуться от веревки, снять и положить на камень рюкзак, не боясь, что он улетит вниз. Можно лежать вытянувшись в палатке и ворочаться с боку на бок. В течение шести дней это даже и в голову не приходило.

Еще через день мы выйдем на вершину, а вечером после долгого и утомительного спуска окажемся в базовом лагере. И вот там-то уже будут поздравления и обмен впечатлениями и все, что означает удачное окончание интересного восхождения.

А сейчас кончается пятый день восхождения. День не труднее и не проще остальных дней на стене.

<<< назад | содержание | вперед >>>








© 2002-2018 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.