Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Менеджмент
Маркетинг
Экономика
Другие

Нагорский Н.В.
Педагогічні та рекреаційні технології в сучасній індустрії дозвілля
Міжнародна науково-практична конференція
Київський національний університет культури і мистецтв
4-6 червня 2004 р.

Музей и досуг

Важнейшая особенность музеев XXI века проявляется в их многофункциональности. Современный музей - это не только научно-просветительное учреждение, сочетающее в себе отбор, реставрацию, хранение и экспозицию историко-культурных ценностей. Сегодня музей - это сложная, многоуровневая система, решающая ряд социально значимых задач, среди которых все более заметные позиции занимает художественная организация досуга, интеграция познавательной, развлекательной и художественной творческой функции.

За последние годы многие российские музеи стали использовать систему компьютерной информации, реализовывать разнообразные программы обслуживания туристов, использовать маркетинг и иные механизмы рыночной экономики, стали заниматься издательской и рекламной деятельностью. В музеях утвердила себя не только образовательно-развивающая, но и преобразовательно-созидающая функция, сверхзадача которой - преобразование посетителя из объекта воздействия музейной экспозиции в субъект социально-культурного творчества.

Исследуя воспитательный потенциал российских музеев, Г.П. Бутиков выявил присущий музейной практике эффект единства информационно-логического и эмоционально-образного. Логика нашего исследования посчитала целесообразным дополнить вышеперечисленные факторы музейного воздействия еще одним - художественно-образной методикой раскрытия духовных и материальных ценностей, внедрением в социально-культурную деятельность музея методики театрализации, принципов художественного обобщения и художественного отражения музейных экспонатов посредством взаимодействия и синтеза искусств.

Анализ особенностей функционирования современных российских музеев позволил, с одной стороны, отметить возрастающие потребности разных групп населения в нетрадиционном общении с музеем, а также самые разнообразные способы музеев удовлетворить ее средствами искусства. С другой стороны, проявляется явная тенденция к использованию музея не только в образовательно-развивающих и преобразовательно-созидательных целях, но и в качестве опорной базы развлекательно-познавательного досуга.

Формирование привлекательного образа музея, расширение его аудитории за счет использования художественно-выразительных информационных средств, учет объективных потребностей людей в свое свободное время сочетать познание с развлечением заставляет современные музеи использовать зрелищно-игровые и иные методики организации поведения и деятельности своих посетителей. Диапазон методик достаточно широк - от «погружения в глубь веков» в Государственном историческом и Дарвиновском музеях до вечеров музыкальной классики в Эрмитаже или Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

По традиции в музее-заповеднике «Петергоф» дети с удовольствием знакомятся с царскими забавами и убегают от преследующих их струй фонтана «Шутиха», в Центральном военно-морском музее на настоящей подводной лодке пробуют флотский борщ и компот. Конечно, все это - игра, отдых, развлечение, но, с другой стороны, во время такой игры ребенок многое узнает и о петровском времени, и о буднях военных моряков, получает в увлекательной форме социально-значимую историко-культурную информацию. Наши наблюдения показали, что не менее 65 % участников таких развлечений совмещают их с осмотром основных музейных экспозиций, а 22 % - возвращаются сюда в другие дни, чтобы подробнее ознакомиться с музеем. Увлекательная, оригинальная и, вместе с тем, духовно насыщенная форма досуга стимулирует интерес к музею, увеличивает количество его посетителей.

Современные музеи все чаще выходят за рамки привычного экскурсионного показа и становятся инициаторами и проводниками оригинальных форм социально-культурной деятельности. Так, Смоленский музей-заповедник возродил традиционные народные праздники, участники которых демонстрируют свои силу, ловкость, смекалку, товарищескую взаимопомощь. Музей-заповедник «Куликово поле» устраивает ежегодные фестивали авторской песни. Как свидетельствует практика, место ратных подвигов наших предков предопределило содержание самих песен, их патриотическую направленность. Музеи Ярославля объединили свои усилия и ежегодно организуют фестиваль колокольной и хоровой музыки «Преображение». Музей-заповедник «Павловск» последовательно реализует художественно-развлекательную программу «Большой вальс», возрождающую традицию музыкальных праздников конца XVIII - начала XIX века.

Саратовский музей им. А.Н. Радищева в осуществлении своих художественно-просветительных программ вышел за пределы музейных стен. Теперь все пассажиры фирменного поезда «Саратов-Москва» могут ознакомиться с выставкой русской живописи, которую сопровождает комментарий искусствоведа и музыка Чайковского, Рахманинова, Свиридова.

Одна из важнейших особенностей развлекательно-познавательной функции музея - первоначальный импульс для поэтапного движения от спонтанного отдыха к более высокому, познавательному уровню, через развитие интересов и потребностей личности.

Анализ этой функции свидетельствует о том, что ее появление не случайно. Она стала логическим завершением развития теории и методики социально-культурной деятельности музеев и опирается на современные достижения психологии, педагогики, культурологии и смежных наук. Функция строится на широком использовании художественно-выразительных средств, на создании художественного образа, вызывающего интерес и доступного для восприятия любого посетителя музея.

Примером такого единства интеллекта и развлечения служит компьютерный центр Русского музея, где в увлекательных компьютерных играх дети, а иногда и их родители, забыв о времени, с азартом воспроизводят на экране монитора художественные полотна, соревнуются в знании произведений изобразительного искусства, постигают духовные ценности человечества.

Любой результат воздействия на сознание человека, в том числе воспитательный эффект, обеспечивается специфическими средствами передачи информации. Содержание информации - мысли, идеи, сведения, настроения, которыми обмениваются источники информации с ее потребителями. В музеях такими источниками являются экспонаты как носители информационных свойств, а также создатели экспозиции. Роль потребителей отведена посетителям музеев. Создавая экспозиционный комплекс из музейных предметов, авторы экспозиции, формируя «информационную среду» экспоната (т.е. помещая его в различные контексты), предопределяют, какие именно информационные свойства музейного предмета будут восприняты посетителем. Для достижения максимального эффекта требуется обеспечить процесс передачи информации как средства воздействия.

Формы и методы экспозиционной коммуникации, как и всякой другой, следует четко ориентировать на потребителя, в данном случае - на посетителя музея. А это конкретный человек, со своими запросами, уровнем знаний, жизненным опытом. Вместе с тем, эта работа, особенно с молодежью, основана на принципе добровольности и должна учитывать не только наиболее ярко выраженные интересы, но и стимулировать развитие интересов, которые проявляются недостаточно: приобщение к культурным ценностям и развитие социальной активности. Запросы и потребности посетителей могут удовлетворяться при помощи дополнительных интерпретирующих средств, например, с использованием художественно-образной организации информации.

Считая методы художественной обработки музейной информации перспективным направлением в деятельности музеев, мы в процессе исследования попытались определить наиболее эффективные технологии в достижении художественной образности экспозиции.

При этом учитывалось, что совокупный опыт музейной работы подтверждает тезис о том, что художественно-образная сторона в той или иной мере присуща любой форме музейной коммуникации. Однако при рассмотрении художественного образа как основы использования выразительных средств в просветительной деятельности следует помнить, что здесь, прежде всего, стоит вопрос о придании такому воздействию современного стиля художественной образности, сочетающей как познавательную, так и гедонистическую функции.

Особую значимость в современной практике историко-культурного просвещения приобрела проблема соответствия художественно-образного решения содержанию документального материала. Только на основе их адекватного соответствия возможна разработка соответствующей методики художественно-образного воздействия, которая соответствовала бы решению инструментальных задач, облегчала восприятие фактического материала, создавала оптимальные условия для постижения его смысловых значений и удовлетворения разнообразных интересов реальной и потенциальной аудитории.

В ходе исследования мы убедились, что эффективность реализации комплекса целей, задач и функций историко-культурного просвещения в значительной степени зависит от того, насколько полно и всесторонне изучены и учтены особенности художественного образа как эстетической категории и средства воздействия. Следует учитывать, что «основная схема освоения любого средства заключается в том, чтобы вначале подчинить свои действия логике функционирования, задаваемого этим средством, а затем привести в соответствие с целями и задачами деятельности, получив новые возможности результатов этой деятельности». Конкретизируя данную мысль, можно определить, что переход «предмета» в средство обуславливает развитие деятельности, предполагает перестройку ее привычных действий, форм и способов работы. Это не просто добавление нового средства в уже сложившийся процесс, здесь требуется особый подход к организации самого процесса.

Специфика художественно-педагогического подхода к образному решению документального материала предполагает не только выявление его возможностей для коммуникационных целей, но и стремление его максимального использования для трансформации предметных результатов человеческой деятельности в духовные ценности и идеалы.

Несомненно, образность - это способ повысить эмоциональность восприятия информации. Однако в ходе исследования мы убедились: для того, чтобы объект воздействия стал субъектом социально-культурной активности, одной только образности недостаточно. Для этого не обязательны проявление внешней активизации, вовлечение человека в какую-либо физическую деятельность, хотя это предполагается как один из возможных и желательных моментов педагогического влияния. Более существенна такая организация художественного воздействия, при которой начинается собственное творчество человека, воспринимающего эту информацию.

В музеях эстетические эмоции должны передать опыт человеческих взаимоотношений, художественно осмысленный авторами, носителем которого в данном случае является экспозиция. Эти эмоции могут возникнуть у человека, пришедшего на эпизодическую экскурсию, или постоянного посещающего музей и самостоятельно осмысливающего полученные наблюдения, переживания, раздумья. Разносторонний анализ деятельности ведущих музейных учреждений России убедительно показал, что художественная образность достигала желаемого эффекта только в том случае, когда приобретала характер духовно-практического воздействия на личность. А это позволяет предположить, что обращение к художественности, превращение документа в образ призвано создавать атмосферу, которая не может не вызывать у человека потребности творческого общения - единства репродуктивного и продуктивного, воссоздающего и досоздающего, потребительского и творческого начал. При этом получение эстетического удовольствия или удовлетворения от художественного решения проблем музейной информации приобретает статус условия. Следует отметить, что в отличие от отдыха, который может быть пассивным или полупассивным, восприятие музейных ценностей всегда требует активности, предполагает определенную подготовку к восприятию экспозиций, требует интеллектуального напряжения. При организации воздействия на посетителя, в свою очередь, обязательно присутствует момент режиссуры, т.е. некое специальное, продуманное введение средств художественной выразительности, направленное на создание наиболее способствующей восприятию материала атмосферы.

Отметим, что, несмотря на многообразие проявлений художественности в функционировании различных форм музейной коммуникации, ее неизменным и инвариантным элементом является экспонат. Именно этим определяется принципиально иной, отличный от собственно художественного творчества способ создания, социального функционирования и воздействия музейного образа.

Образ в художественном творчестве - это порождение нравственно-эстетического мира автора, он полностью подчинен авторской воле, т.е. имеет субъективный личностный характер. В музее это невозможно. Музейный образ создается комплексно, в нем присутствуют элементы, не являющиеся порождением творческой фантазии автора. Важнейшая особенность музея - его мемориальность, документальная достоверность, первичность источников информации. Здесь речь идет о создании историко-культурного образа, который по своим сущностным характеристикам объективен. В то же время создание музейного образа в основном ориентировано на художественно-культурологическую интерпретацию, что сближает его с процессом художественного творчества. Следовательно, музейный образ в значительной мере включает в себя субъективный момент, однако его создание обязательно детерминировано достоверностью историко-культурного материала.

Подлинность, документальность могут быть сильным средством эмоционального воздействия, основанного на высоком познавательном значении музейного предмета. С одной стороны, музейные предметы различаются своей информативностью, аттрактивностью и экспрессивностью. С другой - информация, содержащаяся в каждом предмете, всегда значительнее той, что передается его внешним обликом. Именно поэтому в процессе презентации историко-культурных ценностей при художественно-образном решении возможно существенное увеличение зрелищности и информативности.

Таким образом, зрелищность, являясь проявлением художественности, обусловлена необходимостью усиления коммуникативных возможностей музейной экспозиции, т.е. более полного раскрытия идейной глубины документального материала. Это, в свою очередь, усиливает социально-психологическую и педагогическую направленность его воздействия.

Зрелищно развернутая непосредственно к посетителю музея, экспозиция играет главную роль в культурной коммуникации. Необходимость зрелищности ценностей истории и культуры, которые музей должен донести до разума и чувств посетителей, предопределила особую роль художника. Эту задачу он должен решить с помощью средств искусства. Особые возможности современной экспозиции предполагают взаимосвязь заданной экспозиционером темы и ее художественного решения в соответствии со способностью художника найти ее адекватное выражение средствами искусства.

Разносторонний анализ совокупного опыта развития музейной деятельности в конце XX - начале XXI века позволяет отметить, что в практике ведущих музеев России утверждается семиотический характер экспозиции как комбинации знаков, несущей в себе понятия и представления о явлениях природы и жизнедеятельности человека. Семантические факторы стимулирующего значения призваны создать некий регламент восприятия, режим движения впечатления, направленного на постижение рационально-интеллектуального пласта экспозиционного комплекса через определенную систему указаний. Основу этой системы, как и системы художественных указаний, составляет монтаж определенной вещественной среды в определенном пространстве. Монтаж позволяет создать образ сложного, меняющегося пространства, и показать его в разных направлениях, с разных позиций и в разных масштабах.

На практике включение художественной образности в построение экспозиции имеет достаточно широкий диапазон - от внесения отдельных выразительных средств оформления, усиливающих эмоциональность предметной среды, до образно-сюжетного метода на основе сценария, предполагающего разработку как научной, так и художественной концепции представляемого материала. Чисто оформительский подход не в полной мере соответствует требованию гармонии, целостности формы и содержания. Сценарные разработки, способные донести до аудитории всю глубину заложенных в экспозиции духовных ценностей, хотя и оказывают влияние на развитие музейного дела, но пока не получили достаточного распространения.

Возможно, это произошло из-за принципиальной взаимной несовместимости различных семиотических систем, каковыми являются художественный текст и музейная экспозиция как предметно-пространственная среда. Исследования предметной среды с семиотических позиций пока не дают единой трактовки ее природы и не представляют достоверной аргументации, подтверждающей данное предположение. Это опровергает утверждение о том, что сложное переплетение и даже смешение различно организованных знаковых систем характерно для развитых семиотических систем, одной из которых является современная культура. Несмотря на всю противоречивость развития культуры в начале XXI века нельзя не отметить, что она последовательно отвергает однозначность трактовки и восприятия духовных ценностей. В соответствии с обогащением и наполнением духовной жизни общества расширяется свобода выбора, возрастает актуальность проблем индивидуально-творческого приобщения личности к культуре, повышается роль музея как института вовлечения человека в мир культуры.

В связи с этим естественным и оправданным представляется развитие тенденции обращения к средствам и приемам театрализации и организации целенаправленного восприятия информации, непосредственного взаимодействия с аудиторией через включение художественной образности в различные формы просветительной работы, как в сфере образования, так и в культурно-досуговой области, и, в частности, в музейной деятельности.

Основа театрализации - драматургически осмысленный визуально-пространственный текст. Вместе с тем театрализация как традиционный метод все чаще применяется в так называемых рекреационно-познавательных формах работы музея с посетителями. Появление этих форм (спектакли, представления, концерты, балы и т.п.) детерминировано и многофункциональным характером историко-культурного просвещения, и изменением собственных функций музея в современной социально-культурной реальности.

Учитывая общую тенденцию активизации посетителей музея и предположив, что театрализация может стать эффективным методом решения этой задачи, мы в процессе исследования попытались обобщить сложившийся опыт использования этого метода в работе музеев, а также определить возможность и целесообразность его дальнейшего распространения.

Для анализа проблемы представила интерес деятельность Ивановского государственного областного объединения историко-краеведческих музеев им. Д.Г. Бурылина. Являясь типичным региональным объединением музеев данного профиля, ивановский музей заметно выделяется своими методами работы. Его опыт представляет репрезентативный материал, определяющий соответствие методик театрализации задачам историко-культурного и нравственно-эстетического просвещения.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов в Иванове (равно как и в системе массовой культурно-просветительной работы российских музеев в целом) начали устраивать музейные праздники. Но чрезмерная политизированность этих мероприятий, отсутствие четко выраженных критериев педагогической и художественной оценки препятствовали их широкому распространению. Современные социально-педагогические принципы потребовали пересмотра организации этих форм работы с посетителями, заставили отказаться от политической ангажированности, применить средства художественного обобщения для пропаганды подлинных ценностей мировой и отечественной культуры.

От элементов театрализации в экскурсиях и лекциях для детей в Ивановском объединении пришли к созданию оригинальных комплексных форм художественной организации музейного досуга - спектаклей, рассчитанных на камерное (для небольшой группы посетителей) исполнение, и адресованных как детям, так и взрослым. Каждый спектакль достаточно полно воссоздает атмосферу экспозиции, документальный материал иллюстрируется на спектакле «в лицах», в необычном аспекте, «оживляя» экспозицию и делая ее осязаемой и доступной для каждого.

Осмысление деятельности Ивановского музея позволило выявить некоторые проблемы использования художественно-образного воздействия в историко-культурном просвещении.

При всей привлекательности данной методики в Ивановском историко-краеведческом музее она утверждалась достаточно долго и болезненно. На первом этапе внедрения большинство музейных специалистов восприняли ее негативно. Причин было несколько: от нежелания нарушать привычный ритм работы до неумения и отсутствия навыков художественного обобщения и отражения музейных ценностей. К этому следует добавить отсутствие материальной базы, поскольку театрализация невозможна без соответствующего светового, звукового и иного оборудования, а в отдельных случаях требуется специальная сценическая площадка.

Успех театрализованных форм обеспечила готовность аудитории к восприятию непривычного для музейного учреждения представления. У посетителей музея была изначально выработана установка на академические формы общения с шедеврами, так, как это принято в Эрмитаже, Кунсткамере, Третьяковской галерее. Наши наблюдения, а также выборочный опрос показали: для готовности посетителя к восприятию оригинальных форм художественного просвещения необходимы определенная подготовка и дополнительные усилия. Следует особо подчеркнуть: требуется именно «оригинальный формат», поскольку набившие оскомину приемы представлений в музее с облаченными в костюмы петровской и екатерининской эпохи актерами могут только разочаровать аудиторию как лишенный эстетического начала штамп.

Опросы в Ивановском и ряде других музеев, использующих методику театрализации, показали, что большинство посетителей не приемлет чисто развлекательную направленность музейных представлений, их оторванность от основной сути экспозиции. Практика подтвердила, что в музее следует использовать театрализацию только в органичном единстве с сущностью и природой экспозиции.

Примером подобного синтеза может служить работа лондонского Музея движущегося образа. Здесь постоянно работает труппа из восьми актеров. У каждого из них свой образ и своя режиссерская задача, и, кроме того, еще одна, общая для всех - привлечь публику к активному участию в экспозиции. Например, посетителей этого музея приглашают стать пассажирами красноармейского агитвагона времен гражданской войны в России. Здесь спонтанно может возникнуть дискуссия, даже спор, столкновение образа-символа и актрисы (ее образ - русская аристократка, ставшая по убеждению членом большевистской партии). Общение с посетителями строится так, что в этой импровизированной пьесе они тоже становятся актерами. В данном случае элемент художественности представляет собой режиссерский прием создания драматической коллизии «игрового общения» (или иначе «дискуссионного общения»), характеризуемого спонтанностью самовыражения, когда партнеры обмениваются между собой чувствами, впечатлениями, настроениями, идеями, взглядами. Таким образом, развлечение приобретает интеллектуальный характер.

Особой силы методика театрализации достигает в иерусалимском Музее холокоста. Все здесь - от уникальных экспонатов, интегрированных в художественно обобщенную композицию, до удивительно органичного сочетания света, музыки, голоса иллюстрирует одну из величайших трагедий XX века - уничтожение 6 000 000 евреев.

Каждый посетитель, побывавший в этом музее, не может остаться равнодушным к воссозданной средствами искусства черной странице истории человечества, не задуматься о гибельности фашистской доктрины, о необходимости активно противодействовать попыткам его возрождения в разных регионах нашей планеты.

На базе Музея холокоста регулярно проводятся семинары специалистов, разрабатывающих методику художественного обобщения и отражения значительных явлений и процессов в истории человечества. Один из выводов, сделанных специалистами: театрализация в музее - это не только оригинальные спектакли и представления, она может проявляться и в иных формах деятельности.

К ним, в частности, относятся лекции-представления. Например, цикл театрализованных лекций-представлений этнографического индологического театра «Уроки индийской культуры» при Музее антропологии и этнографии (Кунсткамере) в Санкт-Петербурге. Первая из этих лекций состоялась еще в 1994 году. Основной принцип такой формы работы - органичная связь уникальной экспозиции Кунсткамеры с красочной театрализованной лекцией, задача которой - помочь слушателю постичь различные грани своеобразной культуры. Каждая лекция содержит конкретный блок научной информации об истории, мировоззрении, мифологии, социальных, нравственных установках и обычаях народов Индии, а также выступление индийских танцовщиц. Здесь сложилось два типа лекций-представлений, их можно условно назвать «иллюстративными» и «фабульными». В первом случае научная информация сопровождается отдельными примерами-иллюстрациями, во втором - сочетается с включением сюжетно-драматического повествования.

Данные элементы могут не существовать в чистом виде, а находиться в состоянии взаимодополнения и взаимопереплетения. Их сочетание может быть либо последовательным, либо комплексным. Степень театрализации разных форм просветительной работы во многом зависит от отношения к музейному предмету как основе образного языка музейной театрализации.

Если демонстрация музейных предметов - средство выражения определенных идей, то предмет - это элемент формы и органичная часть единого целого в качестве его существенного компонента, художественного образа.

Музейный предмет сам является материальным воплощением истории или ее овеществленным образом, и, вместе с тем, основным средством художественного выражения, обеспечивающим историческую достоверность и убедительность художественных образов. Музейные предметы становятся одним из критериев историзма образа, выражающего, в свою очередь, реальное содержание музейных предметов в применении к конкретному сюжету театрализованного действия.

При таком отношении к музейному предмету он выступает в синтезе с художественно-выразительными средствами театрализации и популяризации документального материала. В данном случае под документальным материалом следует понимать события, явления, процессы, смысл которых раскрывают музейные предметы.

Музей изначально был хранилищем ценностей, поэтому в силу своей специфики он консервативен. Выставка - самое мобильное средство музейной деятельности - позволяет и предполагает нетрадиционные методы художественно-образного решения, в том числе аудиовизуальные программы, в которых в различной степени присутствует условность, один из важнейших элементов театрализации.

«Действующим лицом» экспозиционного спектакля может быть как музейный предмет, так и человек (актер). В первом случае своеобразное «действо» может быть создано художественно-техническими средствами выразительности, помогающими современному человеку, для которого аудиовизуальные средства стали привычными, адаптироваться в историко-культурном пространстве музея. В настоящее время технические средства предъявления информации являются неотъемлемой частью музейной экспозиции, поскольку они не только повышают эмоциональный уровень ее восприятия, но и способствуют расширению и углублению ее содержания. Поэтому здесь нельзя обойтись без сценографического подхода, сценарно-режиссерской разработки темы и идеи экспозиции.

Сценографический подход не уравнивает технические средства выразительности и инженерные коммуникации музея: освещение, отопление и вентиляцию. Здесь речь идет об аппаратуре, при помощи которой раскрывается некое содержание. Возможно, в данном случае более приемлем термин «аудиовизуальный дизайн», определяющий специфический способ организации звуковой и зрительной информации, а также художественных образов с помощью различных технических средств в конкретной среде, обладающей индивидуальными пространственно-временными параметрами. В условиях музейной экспозиции аудиовизуальный дизайн функционирует на стыке науки, техники и искусства.

Количество сочетаний технических средств, художественных приемов, способов контакта со зрителем и жанровых вариантов практически безгранично. Это может быть фонограмма или музейный предмет, автоматическая проекция на один или несколько мониторов, художественно-технический комплекс различных средств, оказывающий сильное эмоциональное воздействие. Но в этом разнообразии аудиовизуальных средств выразительности заключается одна из проблем их использования в музейной практике.

Задача сценарно-режиссерского подхода в образном решении музейных материалов - организация внимания, восприятия, усвоения информации, создание необходимого эмоционального настроя, иными словами, контроль над сознанием посетителя и обеспечение понимания и переживания им содержания документального материала. Поэтому к любому выразительному средству предъявляется требование функциональной целесообразности. Такой метод композиционно-живописной организации пространства экспозиции, как монтаж (в том числе со световыми эффектами), используется достаточно широко, а вот монтаж зрительного и музыкального ряда применяется в музее достаточно редко.

Между тем музыка может быть ярким и эффективным носителем информативных и идейно-эмоциональных качеств как непосредственно в экспозиции, так и в специально создаваемых театрализованных представлениях. Помимо того, музыка - это и этномаркирующий элемент, отражающий историю и культуру разных народов.

При помощи музыки можно создать, например, «образ-обобщение». Его выразительность основывается на возможности музыки не только иллюстрировать, но и раскрывать эмоциональный смысл содержания, т.е. взаимодействовать с ним, создавая единую драматургическую линию. Кроме того, в качестве средства художественной выразительности в определенных случаях музыкальный материал может быть построен по принципу контраста, противопоставления, но не с основным фактическим содержанием, а только с отдельными его аспектами. Благодаря музыке обостряется конфликтность представляемого материала, что, в свою очередь, является фактором активизации восприятия.

При совмещении принципов художественной и технической программы в светозвукоспектаклях достигается эффект «оживления» исторического архитектурного памятника, а также связанных с ним событий и легенд. Такие постановки осуществляются с учетом месторасположения памятника и на основе тщательного изучения его истории. Специально создаваемые музыка, тексты (диалоги актеров), световые и звуковые эффекты (топот копыт, звон оружия, скрип дверей и т.д.) подчинены единой идее, составляют единую партитуру. Ни один из них не может существовать самостоятельно, отдельно друг от друга и исторического памятника, который, бесспорно, является главным действующим лицом и основой спектакля. Представление может осуществляться в разных жанрах - философской и мистической драмы, исторической феерии и даже комедии.

Таким образом, используя либо удачно смонтированные музыкальные фрагменты, либо музыкальные произведения целиком, в музее можно объединить их с документальным материалом и получить сюжетное развитие в театрализованном действии.

Вместе с предметом наиболее органичен в музейной театрализации (особенно для детей) сказочный персонаж. Например, хорошо знакомая малышам по сказкам Марья-искусница в экскурсии Ивановского музея ситца «Как рубашка в поле выросла». Или герои различных программ, организуемых в музейно-культурном центре города Иваново: Волшебный фонарь в цикле занятий клуба для детей и родителей, Шахерезада в театрализованной экскурсии для школьников «Тайна Восточной комнаты», фея на детском празднике «Посвящение в мир музея». Эти персонажи делают историко-культурные ценности близкими для зрителей не только вследствие своей узнаваемости, но, что очень важно, способствуют проникновению в историческую среду материала, ведя разговор о нем не в прошедшем, а в настоящем времени. Посредством такого персонажа потенциальная образность, активность музейной информации актуализируется в процессе ее восприятия.

Один из приемов образного решения конкретных фактов и явлений с использованием театрализации - персонификация. Так, одними из «оживляющих» действующих лиц в «Волшебном фонаре» становятся старое, много повидавшее на своем веку Кресло и кокетливый, капризный Веер. Вступая в диалог со зрителем, беседуя друг с другом, обретая человеческие черты, эти «ожившие» предметы, проявляя свой нрав и характер, рассказывая о себе, знакомят всех участников представления с сутью самой музейной экспозиции. В истории предмета домашней утвари прослеживается схема человеческой жизни - детство, зрелость, старость, и это поэтизирует прозаический документальный материал.

По данным педагогики и психологии, новую информацию человек лучше всего усваивает в процессе активной деятельности. Известно, что люди запоминают только 10 % из того, что они видят, и 90 % из того, что они делают. Поэтому в случае, когда посетитель пассивно участвует в музейном мероприятии, он усваивает не более 50 % новой информации. Но не следует огорчаться по этому поводу. Создание условий для сопереживания, а не простого запоминания данных, превращает посетителя из объекта воздействия музейной коммуникации в активного ее участника.

Один из методов вовлечения посетителей музея в активную деятельность - игра. Это может быть игра-путешествие, игра-исследование, ролевая игра. В большинстве случаев сказочный или исторический персонаж только одним своим присутствием способствует более легкому и быстрому включению в действо - игру. Это очень важный момент, в том числе, если речь идет о взрослых, нетрадиционные формы работы с которыми некоторые российские музеи применяют на отдельных выставках, устраивая своеобразные хеппенинги с участием различных, чаще всего шутливых или фантастических персонажей.

В качестве примера можно привести выставки современного искусства в Центральном выставочном зале Санкт-Петербурга «Манеж». Здесь в разных точках экспозиции выступают танцоры, музыканты, демонстрируются видеозаписи. Посетитель неожиданно для себя сталкивается с разнообразными и причудливыми персонажами, при этом каждый может по собственному желанию либо непосредственно контактировать с ними, либо только наблюдать за их импровизациями.

Естественно, что само по себе наличие в экспозиционном пространстве того или иного персонажа не обеспечивает трансформации предметов человеческой деятельности в духовные ценности и идеалы. Тем не менее, только в случае действия живого человека, актера, непосредственно в момент его выступления зритель становится активным участником творческого процесса и воспринимает сам процесс, а не его конечный результат, как обычно бывает при традиционном просмотре выставки. Но любое, пусть даже удачно найденное решение образа-персонажа может стать чисто формальным решением в случае его несогласованности с основной идеей музея, выставки или сверхзадачей театрализованного представления. Такие ошибки редки, но случаются в практике музейной театрализации.

Взаимодействуя с музейной средой, организованной в игровой форме, документальный материал воспринимается на новом качественном уровне, более полно и глубоко. При этом посетитель музея получает не только информационную нагрузку, но и эмоциональную разрядку. Это способствует углублению восприятия и усилению интереса у посетителя. Кроме того, он общается с историей не только на уровне знаний, но и на уровне личного опыта.

Во многих современных музеях посетители могут принять участие в обрядах или исторически достоверных театрализованных ритуалах. Принцип построения театрализованных форм, когда участники музейного «действа» одновременно становятся и его актерами, и зрителями, стал нормой для фольклорных праздников, проводящихся в процессе опытно-экспериментальной работы на опорной базе исследования в Российском этнографическом музее. Здесь школьники младших классов участвуют в своеобразных спектаклях-играх, позволяющих легче усваивать социально-значимый опыт прошлых поколений. По сути, мы имеем дело с оригинальной интерпретацией музееведческой концепции подлинности. Она не сводится только к использованию в музее подлинных предметов, но допускает и даже предполагает принцип исторической реконструкции.

Историческая реконструкция - это такой метод организации, при котором вещи, оставаясь содержанием экспозиции, попадают в естественную (бытовую) среду, способствуя целостности восприятия музейной коллекции.

Безусловно, экспонаты - основное средство общения с посетителями, но контекст, в котором они представлены, отличается от первоначального. В результате мы получаем представление о данной культуре, не вполне соответствующее действительности. Кроме того, сам по себе осмотр предметов в экспозиции недостаточен. Обычно необходима интерпретация с использованием различных средств. В этом случае, объединяя экспозиционную и экскурсионную работу как комплексную программу, музейно-педагогические методы становятся системообразующим фактором. Историческая дистанция позволяет сознательно обратиться к ценностям прошлого посредством реконструкции, создать среду, обеспечивающую максимальную коммуникацию и связь с прошлым, воссоздать его атмосферу. Таким образом, речь идет об овладении культурным слоем давно прошедших веков, не задействованном в современных культурных процессах.

Следует помнить, что количество раритетов, составляющих мировое наследие, ограничено. Так или иначе, приходится использовать их идентичные копии и репродукции. За последнее время качество подобного воспроизведения настолько возросло, что даже специалисты не всегда отличают их от подлинника. Приходится сталкиваться и с прямо противоположным вариантом. Предмет может быть подлинным, но не уникальным, представленным в музейной коллекции в нескольких экземплярах. Это позволяет использовать его в игровых и театрализованных формах музейно-педагогической деятельности, тем самым, повышая степень воздействия музейной среды на посетителя.

Исследование объективных возможностей художественно-образного воздействия, реализуемых в современном музее, позволило сделать следующие выводы.

У творческого преломления метода театрализации в оформлении музейной среды и оригинальных формах работы музея с посетителем два основных направления: первое (ставшее уже традиционным) предусматривает использование художественно-выразительных приемов и способов как средств иллюстрации документального материала, дополнения к другим формам работы; второе (нетрадиционное) предполагает комплексный подход в организации предметной среды музейной экспозиции и использование средств выразительности театра, являющегося, в свою очередь, синтетическим видом искусства.

Снижающий эффективность художественно-образного воздействия фактор - формальное использование выразительных средств театра; необходимо их функциональное соответствие содержанию экспозиции по конечному результату воздействия. Только в этом случае театрализованное представление не будет просто развлечением и иллюстрацией, а музейным экспонатам не будет отведена второстепенная роль.

Совершенствование методики художественно-образного воздействия предполагает:

- драматическую разработку и сюжетное построение «спектакля предметов»;
- максимальное использование информативных и идейно-эмоциональных возможностей всех средств художественно-образного решения, разработанного в зависимости от содержания представленного материала;
- паритетное соотношение документальных и художественных компонентов.

Все это позволяет предположить, что главным условием развития художественно-образного воздействия как фактора историко-культурного просвещения является разработка комплексной художественно-педагогической программы, в которой театрализация как органическая составляющая процесса просвещения - это ступень в последовательном сочетании компонентов просветительной работы.

Вместе с тем, театрализация - это не панацея от всех проблем. Далеко не у каждого музея есть возможность и необходимость применить эту форму работы.

Исследование потенциальных возможностей и реальных путей использования художественно-выразительных средств показало, что нередко они применяются формально, т.е. как показ, видимое действие, но не как художественно-образная форма, предполагающая зрелищно-эмоциональные и сюжетные ассоциации. Гипертрофированная развлекательность подобного зрелища, превращающая его в своеобразное шоу, не вызывает сопереживания, сораздумья по поводу представленного содержания, снижает критерий художественности, необходимый для адекватного музейного восприятия.

Результаты анализа показали, что педагогический потенциал художественно-образного воздействия должен объединять в себе:

- трансляцию социальной информации и историко-культурных знаний;
- передачу идей, чувств, жизненного опыта;
- восприятие культурных ценностей с целью восстановления и развития духовных сил человека;
- духовное общение, опирающегося на историко-культурную экспозицию музея.

Литература

1. Бутиков Г.П. Воспитательный потенциал российских музеев / Г.П.Бутиков. - СПб., 1998. - 192 с.
2. Гальперин П. Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии / П.Гальперин. - М., 1980. - С.203.
3. Грусман В.М. Становление и развитие социально-культурной функции российских музеев / В.М.Грусман. - СПб.: РЭМ, 2001. - 182 с.
4. Касаткин В.Ф. Факторы развития и общественное значение туризма/В.Ф.Касаткин. - М., 1983. - С.65.
5. Крайнер Е.Н. Историко-культурное просвещение средствами художественно-образного воздействия / Е.Н.Крайнер. - СПб., 1999. - 44 с.
6. Крайнер Е.Н. Культурно-досуговая деятельность в системе музейной коммуникации / Е.Н.Крайнер // Музеи России: поиски, исследования, опыт работы. - 2001. Вып.6. - С.54– 59.
7. Лотман Ю.М. Культура и текст как генератор смысла. В кн.: Кибернетика и лингвистика / Ю.М.Лотман. - М., 1983. - С.84– 118.
8. Цымбал Е. Тени моста Ватерлоо / Е.Цымбал // Советский музей. - 1991. - № 2. - С.67–71.

Присоединяйтесь к нам в Контакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках и Google+








© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.