Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Другие

Новолодская Галина Ивановна, Черкашов Евгений Михайлович
Вестник Тюменского государственного университета.
Социально-экономические и правовые исследования.
2017. - Том 3. - №1. - С.187-205.

Кластеры как эффективный механизм управления особыми экономическими зонами туристско-рекреационного типа в Прибайкалье

Аннотация. Цель статьи - теоретическое обоснование процессов формирования кластеров в туристской сфере как эффективного механизма управления особыми экономическими зонами туристско-рекреационного типа в Прибайкалье.

Объектами исследования послужили как точечные свободные экономические зоны, так и комплексные зоны туристско-рекреационного типа в двух субъектах Российской Федерации.

В статье проанализирован опыт формирования туристского кластера в туристско-рекреационных зонах Прибайкалья с учетом зарубежного опыта. При этом Байкал рассмотрен в качестве единого объекта, объединяющего территории, социально-экономические пространства и процессы кластеризации двух субъектов РФ - Иркутской области и Республики Бурятия.

Предметом исследования выступила система экономических и организационных отношений, в том числе международных, в процессе формирования и использования туристских кластеров. Выявлена специфика развития туризма в Байкальском регионе, определяемая, в первую очередь, повышенными экологическими требованиями к объектам хозяйственного ведения на территориях национальных парков и заповедников. Сформулированы основные проблемы координации и управления развитием туристского кластера и пути их решения, предложены практические шаги по закреплению функций координации за соответствующими институтами, формированию элементов туристского кластера, синхронизации его развития с родственными и поддерживающими кластерами, поддержанию устойчивых цепочек создания добавленной стоимости в туристско-рекреационных зонах Прибайкалья.

В статье приведены схемы организации туристского кластера и его взаимодействия с пищевым и агропромышленным кластерами в рамках единой и согласованной кластерной политики Иркутской области. Аналогичная схема с практической точки зрения является приемлемой и для Республики Бурятия.


Ключевые слова: туризм, туристско-рекреационная сфера, свободные экономические зоны, глубина процесса кластеризации, родственные и поддерживающие кластеры.

В последние два года в России наблюдается бурный рост внутреннего туризма: в 2015 г. - на 18%, в 2016 г. - на 15% [4]. Поэтому неслучайно в четырех субъектах РФ - Республике Алтай, Алтайском крае, Республике Бурятия и Иркутской области сфера туризма определена в качестве стратегически важной отрасли региональной специализации [15].

По международным оценкам функционирование хозяйствующих субъектов в сфере туризма тесно связано либо влияет на развитие 32 отраслей национальной экономики [3]. Межотраслевой характер туризма обусловливает использование кластерного подхода к формированию механизмов управления его развитием. Кластер представляет собой сеть взаимосвязанных элементов: производителей, поставщиков, потребителей, инфраструктурных объектов, исследовательских экспертных институтов, ориентированных на создание добавленной стоимости. Успешность и эффективность кластерного подхода основывается на использовании положительных синергических эффектов региональной агломерации - близости производителя и потребителя, сетевых эффектов и взаимного проникновения знаний, умений, компетенций, а также на основе делового партнерства бизнеса, власти, общественности, использования лучших российских и иностранных практик.

Применение кластерного подхода обнаруживает его тесную внутреннюю взаимосвязь с функционированием и развитием региональных и локальных образований. Поэтому, с одной стороны, его успешное и эффективное внедрение приводит к целому ряду позитивных результатов регионального развития:

- формированию и развитию объектов производственной, технологической, информационной и научно-исследовательской инфраструктуры;
- ориентации субъектов бизнеса, власти, общественности на сотрудничество и кооперирование;
- гибкости в применении региональных и муниципальных ресурсов;
- формированию и развитию устойчивых партнерских отношений между российскими и зарубежными регионами.

С другой стороны, существует целый ряд факторов, тормозящих развитие кластеров, связанных с недостатками системы регионального управления:

- низкий уровень территориальных кооперационных связей, которые не позволяют самостоятельно решать задачу устойчивого социально-экономического развития региона;
- недостаточный уровень коллективных плановых и программных решений по территориальному, хозяйственному и социально-культурному развитию;
- краткосрочный горизонт планирования, не предоставляющий среднесрочную перспективу для обоснования и реализации инвестиционных проектов.

Все указанное требует практического усиления взаимосвязи регионального управления и кластерного подхода путем разработки и реализации соответствующей стратегии социально-экономического развития и проектов на региональном и муниципальном уровнях. Согласно мировому опыту, формировать региональный кластер вне стратегии и программ регионального развития сложно, а нередко и невозможно.

Механизмы управления кластерами основываются на открытости, доверии, партнерстве всех заинтересованных сторон, осуществляющих совместные действия. Кроме того, кластерный подход предполагает длительный горизонт планирования совместных практических действий. Наконец, все ключевые проблемы согласования и координации функционирования и развития элементов кластеров следует решать путем выстраивания постоянных партнерских отношений между бизнесом, органами власти, заинтересованными общественными организациями и социальными группами на краткосрочных и долгосрочных временных интервалах.

Формирование крупных кластеров с охватом территорий группы субъектов РФ представляет собой новую бизнес-модель с особой системой территориального управления. Скоординированность и эффективность функционирования ключевых элементов туристского кластера позволяет привлечь в регион как отечественные, так и иностранные инвестиции, создать дополнительные высокопроизводительные рабочие места, запустить цепочки формирования добавленной стоимости и увеличить тем самым стабильный рост денежных поступлений в региональные и муниципальные бюджеты. При этом сохраняются этнокультурные памятники, культурно-исторические достопримечательности, национальные парки и заповедники, улучшается экологическая обстановка, развивается сфера услуг и совершенствуется инфраструктура территорий, расширяется эффективное сотрудничество между регионами России и другими государствами.

Отечественная и международная практика формирования кластеров обнаруживает два основных подхода к оценке роли государства в указанном процессе. Согласно первому, роль государства сводится к снятию барьеров, мешающих эволюции кластеров, прежде всего, через улучшение среды бизнеса, его инфраструктуры. Второй подход отражает общемировые тенденции глокализации, под действием которых источники глобальной конкурентоспособности (например, бренд, общемировая положительная репутация, сформированный СМИ имидж) сопрягаются со свойствами региональной среды, традициями и культурными особенностями данных мест. Поэтому органы государственной власти и местного самоуправления не только создают бизнес-среду, но и являются активными субъектами, организующими государственно-частно-общественное партнерство, ориентированное на развитие соответствующей территории с помощью кластерной организации региональных процессов.

Цепочка формирования добавленной стоимости в туристско-рекреационном кластере состоит из следующих основных элементов: транспортных компаний, объектов размещения, питания и развлечений, туроператоров и турагентов, наконец, самих туристов - покупателей. Например, семидневный тур пребывания в отдаленном туристском кластере обслуживают 30-50 различных фирм, входящих в действующие цепочки создания ценности (от 10 до 20 цепочек) [1]. Для комплексного развития указанных цепочек создаются специальные условия - особые туристско-рекреационные кластерные образования вокруг главной фигуры - туриста.

Туристу нужен сбалансированный продукт, содержащий не только привлекательный объект и маршрут показа, но и приемлемое размещение, питание, развлечение и т.п. Такой продукт с самого начала должен разрабатываться, а затем и продвигаться как общее совместное дело туроператоров и операторов объектов туристской инфраструктуры. Предпосылкой и основой проектов указанного общего дела являются исследования родственных и поддерживающих секторов, создающих потенциал развития объектов туристской инфраструктуры. Например, возможности развития такой важной составляющей турпродукта, как питание, зависят от уровня развития и разнообразия объектов общественного питания, возможности которых, в свою очередь, определяются уровнем развития аграрного кластера, выступающего в качестве родственного и поддерживающего сектора туристского кластера.

Более того, экономическая эффективность функционирования туристского кластера проявляется в наличии устойчивых цепочек добавленной стоимости, которые создаются и поддерживаются глубиной процесса кластеризации, т.е. теснотой и эффективностью сопряжения основного (туристского) кластера с поддерживающими кластерами (пищевым, агропромышленным и др.). Указанная глубина запускает и поддерживает «глубокие» и «длинные» цепочки добавленной стоимости туристского кластера.

Постановлением Правительства РФ от 2 августа 2011 г. №644 «О федеральной целевой программе «Развитие внутреннего и въездного туризма РФ (2011-2018 гг.)» предусмотрено общее финансирование мероприятий программы в объеме 141,7 млрд. руб., в. т. ч.: средства федерального бюджета - 31,4 млрд. руб. (22,2%); средства бюджетов субъектов РФ - 9,2 млрд. руб. (6,5%); средства внебюджетных источников- 101,1 млрд. руб. (71,3%) [13].

Представленная программа реализует часть кластерных инициатив, еще часть находится на дополнительном конкурсном отборе (табл. 1). По ее данным в России реализуется 36 туристских кластерных проектов, большая часть из которых создается в Сибирском (10) и Центральном ФО (9). На сегодняшний день еще 50 инвестиционных проектов претендуют на финансирование создания туристских кластеров в различных регионах РФ. Десять реализуемых в Сибирском ФО кластерных проектов распределены между субъектами федерации следующим образом: Республика Бурятия - 4; Алтайский край - 3; Республика Алтай, Республика Тыва, Кемеровская область - по одному.

Таблица 1

Распределение туристских кластерных инициатив по федеральным округам РФ, в ед.
Федеральный округ РФ Общее количество кластерных инициатив Количество реализуемых кластерных проектов Количество кластерных инициа­тив, проходящих конкурсный отбор
Центральный федеральный округ 21 9 12
Северо-западный федеральный округ 13 4 9
Южный федеральный округ 7 3 4
Северо-Кавказский федеральный округ 10 4 6
Приволжский федеральный округ 12 2 10
Сибирский федеральный округ 18 10 8
Уральский федеральный округ 1 1 0
Дальневосточный федеральный округ 4 3 1
Всего: 86 36 50

Примечание: составлено по материалам Федерального агентства по туризму (Ростуризм) [7]

Сравнительный анализ особых экономических зон туритстско-рекреационного типа (далее ОЭЗ ТРТ), созданных вокруг озера Байкал в Иркутской области (ОЭЗ ТРТ «Ворота Байкала») и в Республике Бурятия (ОЭЗ ТРТ «Байкальская гавань»), свидетельствует о наличии достаточно существенных различий между ними. В таблице 2 представлены основные показатели ОЭЗ ТРТ на Байкале. Рассмотрим их.

Таблица 2

Характеристика и ключевые показатели функционирования ОЭЗ ТРТ Иркутской области и Бурятии

Составлена на основе информации Министерства экономического развития РФ [11; 12].
  Иркутская область Республика Бурятия
Правовые документы по созданию ОЭЗ Постановление Правительства РФ от 03.02.2007 г. №72. Соглашение о создании от 02.03.2007 г. №2773-ГГ/Ф7 Постановление Правительства РФ от 03.03.2007 г. №68. Соглашение о создании от 02.03.2007 г. №2768-ГГ/Ф7
Общее описание ОЭЗ Общая площадь 2347 га, в т.ч. участок «Гора Соболи­ная» - 757 га, для передачи резидентам - 157 га; участок «Большое Голоустное» - 1590 га, для передачи резидентам - 166 га. Финансирование объектов инфраструктуры: 11816 млн руб. Все данные таблицы, кроме данных по финансированию, представлены только по участку «Гора Соболиная», поскольку в перспективе до 2020 г. участок «Большое Голоустное» развивать не планируется Общая площадь ОЭЗ составляет 3622,76 га, в т.ч. для передачи резидентам -1410,96 га: участок «Турка» - 109,89 га, в т.ч. резидентам - 40 га; участок «Пески» - 333,50 га, в т.ч. резидентам - 298 га; участок «Гора Бычья» - 2 341,14 га, в т.ч. резидентам - 265 га; участок «Бухта Безымянная» - 381,96 га, в т.ч. резидентам - 381,96 га; участок «Горячинск» - 456,27 га, в т.ч. резидентам - 426 га. Финансирование объектов инфраструктуры: 18637,56 млн руб.
Ключевые показатели функционирования ОЭЗ Факт на 01.07.2014 % исполнения Факт на 01.07.2014 % исполнения
Объем финансирования, млн. руб., в т.ч. 165 1% 4159,1 22,3 %
Федеральный бюджет, млн. руб. 119 2% 2885,2 20,3%
Бюджет субъекта РФ и муниципалитета, млн. руб. на 01.01.2014 46 1% 1273,1 28,9%
Сроки окончания строительства объектов инфраструктуры строительство не начато   нарушены нарушены
Объекты инфраструктуры (ед.) 0   31 42,5%
Количество резидентов на 31.12.2013 2   10 67%
Объем инвестиций, осущест­вленных резидентами ОЭЗ, млн. руб. на 31.12.2013 126   105 1%
Количество рабочих мест, созданных резидентами ОЭЗ, на 31.12.2013 9 - 19 1%
Объем налогов, уплаченных резидента­ми ОЭЗ, млн. руб., на 31.12.2013 2 4% 2 0%
Использование мощностей по электро­энергии 0%  

27%

 
Соотношение государственных и частных инвестиций 1/0,8 - 1/0,02  
Заполнение террито­рии резидентами 76% - 36%  

С одной стороны, существует огромная диспропорция между общими объемами осуществленных с 2007 г. инвестиций: Бурятия - 4159,1 млн. руб., Иркутская область - 165 млн. руб. С другой - объем инвестиций, осуществленных резидентами ОЭЗ ТРТ в Иркутской области, - 126 млн. руб. превышает аналогичный показатель Бурятии - 105 млн. руб. Поэтому имеется значительная диспропорция в соотношении государственных и частных инвестиций в указанных объектах (1/0,8 и 1/0,02). Однако, несмотря на различия, обнаруживаются и общие проблемы низкого уровня бюджетных и внебюджетных инвестиций в Иркутской области, а также огромного превышения бюджетного инвестирования над внебюджетным в Республике Бурятия: отсутствие постоянного, устойчивого и эффективного делового партнерства между властью и бизнесом в каждом субъекте РФ.

Кроме того, до настоящего времени Иркутская область не включена в мероприятия реализации федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2018 гг.)», в то время как Республика Бурятия с 2012 г. входит в данную целевую программу с 4-мя кластерами: «Подлеморье» (Кабанский район), «Байкальский» (Иволгинский район), «Кяхта» (Кяхтинский район), «Тункинская долина» (Тункинский район). А начала 2016 г. в данную ФЦП были включены еще два кластера: «На великом чайном пути» (Селенгинский район) и «Байкал старовер» (Тарбагатайский район) [14].

Теперь сравним формирование денежного потока, генерируемого притоком туристов в рассматриваемых субъектах РФ (таблицы 3 и 4).

Таблица 3

Основные показатели туристской деятельности в Республике Бурятия
Показатели 2012 Темп роста, % 2013 Темп роста, % 2014 Темп роста, % 2015 Темп роста, % 2016 Темп роста, %
Количество обслуженных туристов, тыс. чел. 745,9 134,9 820,0 109,9 940,0 114,6 990* 105,3 1000* 101,0
Объем платных услуг, оказанных туристам, млн. руб. 1683 113,1 1788,4 106,3 2083,0 116,5 2327,3 111,7 2400* 103,1

* экспертная оценка
Примечание: составлено по статистическим данным Комитета по туризму Министерства экономики Республики Бурятия [6]

Таблица 4

Основные показатели туристской деятельности в Иркутской области
Показатели 2012 Темп роста, % 2013 Темп роста, % 2014 Темп роста, % 2015 Темп роста, % 2016 Темп роста, %
Количество обслуженных туристов, тыс. чел. 976,8 126,1 1306,6 133,7 1307,5 100,1 1411,5 108,9 1525,8* 108,1
Объем платных услуг, оказанных туристам, млн. руб. 1370 103,0 1460 106,6 1550,8 106,2 1814,1 116,9 1957,5* 107,9

* экспертная оценка
Примечание: составлено по данным отчетов Агентства по туризму Иркутской области за 2013, 2015 и 2016 гг. [10]

В период с 2012 по 2016 гг. общий приток туристов увеличился в Республике Бурятия с 745,9 тыс. чел. до 1000 тыс. чел. (на 34%), а в Иркутской области - с 976,8 тыс. чел. до 1525,8 тыс. чел. (на 56,3%). При этом рост денежных поступлений в Республике Бурятия за рассматриваемый период вырос с 1683 млн. руб. до 2400 млн. руб. (на 42,6%), а в Иркутской области - с 1370 млн. руб. до 1957,5 млн. руб. (на 42,8%). Если рост денежного притока в Иркутской области осуществляется главным образом за счет роста туристов (на 22,3% превышает аналогичный показатель Республики Бурятия), то в Бурятии - за счет роста цены туристических услуг.

В 2012 г. один турист в среднем обеспечил здесь 2256 руб. денежных поступлений (в Иркутской области - 1402 руб.), в 2016 г., соответственно: Республика Бурятия - 2400 руб., Иркутская область - 1283 руб. Следовательно, ценовые стратегии в данных субъектах РФ противоположны. Однако более подробные отчеты Агентства по туризму Иркутской области свидетельствуют о диверсификации и сопряжении различных линий поставляемых услуг: кроме рассмотренных нами платных туристических услуг существенное место занимают денежные притоки от услуг гостиниц и аналогичных средств размещения (1579,9 млн. руб. - 2014 г. и 1914,1 млн. руб. - 2016 г.) от санаторно-оздоровительных услуг (1373,9 млн. руб. - 2014 г. и 1499,0 млн. руб. - 2016 г.). Таким образом, в Иркутской области формируется диверсифицированный приток денежных поступлений от платных услуг в туристско-рекреационной сфере по трем направлениям: туристические услуги, санаторно-оздоровительные услуги и услуги гостиниц и аналогичных средств размещения.

К настоящему времени ключевой проблемой комплексного развития туристско-рекреационной зоны вокруг Байкала стала проблема асинхронного и несогласованного формирования процессов кластеризации со стороны Иркутской области и Республики Бурятии. Это в значительной мере связано с отсутствием постоянных партнерских отношений между бизнесом, властью, заинтересованными общественными организациями и социальными группами на краткосрочных и долгосрочных временных интервалах. Указанная проблема сопровождается целым набором более частных проблем, сдерживающих развитие туристско-рекреационного сектора [8].

По нашему мнению, к решению общих и частных проблем развития необходимо подходить системно, отталкиваясь от ключевой проблемы: асинхронность и несогласованность в процессах формирования кластерных подходов управления и координации развития туристско-рекреационного сектора в Иркутской области и Республике Бурятии. Решить эту проблему можно лишь с позиции единого объекта - озера Байкал. Поэтому особое значение при разработке и конкретизации региональной стратегии развития Прибайкалья имеет учет следующих моментов главного вектора формирования и развития целостного туристско-рекреационного кластера Прибайкалья.

Во-первых, озеро Байкал - национальное достояние, главная ценность и важнейший объект туристского показа.

Во-вторых, экология, развитие общей и туристской инфраструктуры, реализация социально-эколого-экономически эффективных проектов на основе гармонизации краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных целей - три основных приоритета развития туристско-рекреационного кластера Прибайкалья.

В-третьих, представителям власти, бизнеса, жителям, общественности Иркутской области и Бурятии необходимо совместно защищать и сохранять Байкал, развивать туристско-рекреационный кластер на его берегах.

Первые шаги движения по указанному вектору просматриваются.

Во-первых, определена центральная экологическая зона вокруг Байкала, составляющая основу формирования и развития всей туристско-рекреационной сферы Прибайкалья (рис. 1).

Центральная экологическая зона вокруг Байкала
Рис. 1. Центральная экологическая зона вокруг Байкала

Во-вторых, в ноябре 2016 г. создано Байкальское управление Росприроднадзора. В его ведении теперь находится центральная экологическая зона Байкальской природной территории. Раньше функции надзора по данному объекту были закреплены за отдельными территориальными управлениями Иркутской области и Республики Бурятия. Вновь созданное управление базируется в Иркутске и имеет обособленные подразделения в Улан-Удэ и Нижнеангарске.

В-третьих, в процессе обсуждения Проекта Стратегии социально-экономического развития Иркутской области до 2030 г. [9]. Глазьев С. высказал мнение о том, что следует выйти на федеральный центр с предложением создать Корпорацию развития Байкала по управлению водными ресурсами и на основе применения современных технологий и партнерства власти, бизнеса, науки, общественности.

В-четвертых, «… представители Иркутской области, республики Бурятии и Забайкальского края подписали план мероприятий по реализации соглашения о сотрудничестве в сфере туризма… в рамках реализации соглашения планируется создание межрегиональной рабочей группы по развитию туризма, одной из задач которой является разработка совместного бренда “Байкал”» [2].

Однако формирование и развитие целостного туристско-рекреационного кластера Прибайкалья в соответствии с указанным вектором требует решения проблемы существенного роста экономической эффективности его функционирования путем запуска и поддержания устойчивых цепочек формирования добавленной стоимости на основе увеличения глубины процессов кластеризации в Прибайкалье.

Для решения указанной проблемы необходимо обеспечить эффективное сопряжение основного (туристского) кластера с поддерживающими кластерами и обеспечить их синхронное развитие (рис. 2).

Синхронизации развития кластеров Прибайкалья, связанных с туризмом
Рис. 2. Синхронизации развития кластеров Прибайкалья, связанных с туризмом

Наиболее актуальным и приоритетным для формирования, развития, повышения экономической эффективности туристско-рекреационного кластера Прибайкалья является его сопряжение и синхронизация с развитием пищевого и агропромышленного кластерами. Это диктуется следующими обстоятельствами.

Во-первых, по данным Европейской кластерной обсерватории, в 28 странах Европы функционирует 64 туристских кластера (занято около 1,5 млн. чел.) и 241 агропромышленный кластер (занято более 4,5 млн чел.). Следует особо подчеркнуть, что по количеству занятого персонала самым крупным субсектором туристских кластеров является субсектор «Еда и напитки», на который приходится 4,28 млн работников (44% от всех исследованных субсекторов). Более того, результаты проведенного анализа выявили высокие сопоставимые уровни занятости в туристских и агропромышленных кластерах Испании и Италии, а в Ирландии, Португалии и Австрии - приблизительно одинаковые количества занятых в указанных кластерах одновременно [5].

Во-вторых, в российской экономике из 233 кластерных проектов, реализуемых при поддержке правительства РФ, количество создаваемых кластеров в АПК (41) и туризме (36) сопоставимо

При этом если в ЦФО процессы создания кластеров в сфере АПК (7) и туризма (9) скоординированы, по крайней мере, по количеству, то в СФО наблюдается явная диспропорция: АПК - 3, а туризм - 10.

В-третьих, один из 3-х, создаваемых в Сибирском ФО агропромышленных кластеров, кроме Республики Тыва и Алтайского края, создается в Иркутской области.

Отталкиваясь от указанных обстоятельств, нами были проведены исследования по сопряжению туристского, пищевого и агропромышленного кластеров, разработана возможная схема взаимодействия и синхронизации туристского, пищевого и агропромышленного кластеров в Иркутской области (рис. 3).

Схема пищевого кластера в Иркутской области
Рис. 3. Схема пищевого кластера в Иркутской области

Данная схема позволяет представить цепочку добавленной стоимости в общей формуле индустрии гостеприимства (трансфер + размещение + питание + досуг), в которой акцент сделан на процесс организации питания туристов посредством продуктов, выращенных и переработанных в данном регионе, а, следовательно, свежих и ориентированных на гастрономические особенности конкретного региона.

Таблица 5

Количество реализуемых кластерных проектов в федеральных округах РФ, в ед.
Федеральный округ Общее количество реализуемых кластерных проектов в различных областях экономики Отрасли и количество создаваемых кластеров
АПК Туризм
РФ 233 41 36
ЦФО 41 7 9
СЗФО 26 8 4
ЮФО 19 4 3
ПФО 58 8 2
УФО 11 1 1
СФО 34 3 10
ДВФО 25 7 3
СКФО 19 3 4

Примечание: составлено на основе статистических данных, приведенных в [16]

Таким образом, формирование, развитие туристско-рекреационного кластера Прибайкалья и обеспечение высокой экономической эффективности его функционирования предполагает решение двух проблем.

Во-первых, преодоление асинхронности и несогласованности в процессах формирования кластерных подходов управления и координации развития туристско-рекреационной сферы в Иркутской области и Республике Бурятия с позиции единого объекта - Байкала - великого озера великой страны. Основанием решения данной проблемы является выстраивание постоянных деловых партнерских отношений между властью, бизнесом, заинтересованными общественными организациями и социальными группами на краткосрочных и долгосрочных временных интервалах. Такое партнерство позволит решить проблему низкого уровня инвестиционной активности власти и бизнеса в Иркутской области, а также преодолеть огромную диспропорцию между инвестициями из бюджетов всех уровней власти и инвестициями бизнеса (из внебюджетных источников) в Республике Бурятия.

Во-вторых, обеспечение высокого уровня экономической эффективности функционирования туристско-рекреационного кластера Прибайкалья на основе создания устойчивых цепочек добавленной стоимости путем, с одной стороны, диверсификации денежных притоков по сопряженным линиям (туристские, санаторно-оздоровительные услуги, услуги гостиниц и аналогичных средств размещения) с другой - через тесное, эффективное сопряжение и синхронное развитие данного кластера с поддерживающими кластерами (транспортным, лесным, строительным), особенно с агропромышленным и пищевым.

Список литературы

1. Александрова А.Ю. Туристские кластеры: содержание, границы, механизм функционирования / А.Ю. Александрова // Экономические проблемы развития сервиса и туризма [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://tourlib.net/statti_tourism/aleksandrova3.htm.
2. Байкальские регионы подписали план совместных мероприятий в сфере туризма [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://i38.ru/baykal-pervie/baykalskie-regioni-podpisali-plan-sovmestnich-meropriyatiy-v-sfere-turizma.
3. Бойко А.Е. Формирование туристских кластеров как инструмент развития внутреннего туризма в России / А.Е. Бойко // Власть и управление на Востоке России [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.vestnik.sutr.ru/journals_n/1332255971.pdf.
4. В Москве заявляют о существенном росте внутреннего туризма, в том числе на Урале и в Сибири // Страна Байкалия. - 2017. - №2 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://i38.ru/baykal-vip-1/industriya-turizma-v-baykalskom-regione-vestnik-ia-teleinform-ot-24-yanvarya-2017-goda.
5. Европейская кластерная обсерватория [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://clusterobservatory.eu/.
6. Комитет по туризму Министерства экономики Республики Бурятия [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://baikaltravel.ru/agency-for-tourism/statistics/.
7. Материалы раздела ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2018 годы)» Федерального агентства по туризму (Ростуризм) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.russiatourism.ru/contents/deyatelnost/programmy-i-proekty/federalnaya-tselevaya-programma-razvitie-vnutrennego-i-vezdnogo-turizma-v-rossiyskoy-federatsii-2011-2018-gody.
8. Новолодская Г.И. Развитие туризма в туристско-рекреационных зонах (на примере Иркутской области) / Г.И. Новолодская // В сборнике: Россия и Китай: новый вектор развития социально-экономического сотрудничества; под общ. ред. Л.А. Понкратовой, А.А. Забияко // Proceedings of the 2nd International Scientifc Conference. - 2014. - С.18-24.
9. «Опираясь на воду»: советник президента Сергей Глазьев предложил создать корпорацию развития Байкала // Страна Байкалия. - 2016. - №48 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://i38.ru/baykal-vip-1/industriya-turizma-v-baykalskom-regione-vestnik-ia-teleinform-ot-20-dekabrya-2016-goda.
10. Отчеты Агентства по туризму Иркутской области за 2013, 2015 и 2016 гг. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://irkobl.ru/sites/tour/about/report/.
11. Оценка текущего состояния особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на территории Иркутской области по состоянию на 1 июля 2014 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/sez/main/zone03/2014092651.
12. Оценка текущего состояния особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на территории Республики Бурятия по состоянию на 1 июля 2014 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: Режим доступа: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/sez/main/zone03/2014092610.
13. Постановление Правительства РФ от 02.08.2011 г. №644 (ред. от 11.06.2016 г. №534) «О федеральной целевой программе “Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2018 годы)”» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_199766/.
14. Постановление Правительства РФ от 31.01.2017 г. №118 «О внесении изменений в федеральную целевую программу “Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2018 годы)”» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_212536/1.
15. Распоряжение Правительства РФ от 05.07.2010 г. №1120-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 г.» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://rg.ru/2010/11/20/sibir-site-dok.html.
16. Сердобинцев Д.В., Матвеева О.В., Сорокина Л.В. Мировой, европейский и российский опыт развития кластерной политики в агропромышленном комплексе [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://elibrary.ru/download/elibrary_22417024_19295480.pdf.

Galina I. Novolodskaya, Eugeniy M. Cherkashov. Clusters as an Effective Mechanism for Managing Special Economic Zones of Tourist-Recreational Type in the Baikal Region

Abstract. The purpose of the article is the theoretical foundation of the clusters formation process in the tourism sector as an effective mechanism for managing special economic zones of tourist-recreational type in the Baikal region. Creating an effective system of coordination and management processes of tourism development in the region involves the creation of an integrated regional tourism cluster.

The objects of study were both point free economic zones and integrated zones of tourist-recreational type in the two subjects of the Russian Federation. The article analyzes the experience of forming tourism cluster in the tourist-recreational zones of the Baikal region, taking into account the international experience. The Baikal is considered as a single object combining the territory, socio-economic space and clustering processes of the two subjects of the Russian Federation - the Irkutsk region and the Republic of Buryatia.

The subject of the research was the system of economic and organizational relations (including the international ones) in the process of formation and usage of tourism clusters.

The article singled out the main features of tourism development in the Baikal region, which is primarily determined by increased ecological requirements towards the objects of economic management in the territories of national parks and natural reserves. The authors formulated the basic problems of coordination and management of tourism cluster development and their solutions. They also proposed practical steps to consolidate the coordination functions for the relevant institutions, the formation of the cluster elements, the synchronization of its development with the related and supporting clusters, and the maintenance of stable chains to create the added value in the tourism and recreational zones of the Baikal region.

The article presents the scheme of the tourist cluster organization and its interaction with food-manufacturing and agricultural clusters within a single and coherent cluster policy in the Irkutsk region. A similar scheme from a practical point of view is acceptable for the Republic of Buryatia.


Keywords: tourism, tourist and recreational sphere, free economic zones, depth of clustering process, related and supporting clusters.

DOI: 10.21684/2411-7897-2017-3-1-187-205.







© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.