Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Менеджмент
Маркетинг
Экономика
Другие

Асанова У.К.
Культура народов Причерноморья. - 2012. - №228. - С.29-32.

Развитие музейной сети в Крымской АССР: археологические профильные музеи 1920-1930 гг.

Процесс создания единой сети государственных музеев в Крымской АССР в первой половине 20-х гг. ХХ в., ее окончательное организационное оформление на IV Крымской музейной конференции в Керчи в сентябре 1926 г. выделили археологические музеи в отдельную группу профильных учреждений. Согласно решениям конференции, на территории региона определялось три специализированных археологических музея – Херсонесский, Керченский и Феодосийский [1, с. 201]. Также в решениях музейной конференции 1926 г. и практике работы КрымОХРИСа, его руководителей А.И. Полканова и Я.П. Бирзгала, прослеживалось стремление закрепить статус главного музейного учреждения Крымской АССР за Центральным музеем Тавриды (ЦМТ). Учитывая существенную концентрацию археологических памятников и экспонатов в соответствующем отделе ЦМТ, его также обосновано рассматривать как отдельный экспозиционный и научно-исследовательский центр археологического профиля. Значительный синкретизм коллекций Евпаторийского археолого-этнографического музея также позволяет рассматривать его коллекции в рамках отдельных сюжетов музейной работы.

Основным объектом внимания работников названных музейных учреждений стали памятники материальной культуры, сосредоточенные на ограниченной территории (всей Крымской АССР, либо ее отдельных районов и городских советов). Значение термина «памятник материальной культуры» требует специального разъяснения. Учитывая, что в досоветский период отсутствовала система государственного учета и охраны памятников истории и культуры вообще, а памятникоохранительная работа осуществлялась общественными организациями и научными сообществами на добровольных началах при непостоянной и слабой материальной поддержке со стороны государства или местных властей, деятельность государственной сети музейных учреждений была построена в четком соответствии с задачами, профилем и идеологическим содержанием работы каждого музея. В связи с этим можно трактовать понятие «памятник материальной культуры», применяемый в данном исследовании, как совокупность остатков деятельности человека в прошлом, представляющих интерес для исследования и восстановления картины условий существования человека, его социальных связей и активности, уровня развития экономических, политических и культурных отношений в каждом конкретном историческом периоде.

В связи со значительным приоритетом публичной работы музеев Крымской АССР в 20–30-е гг. ХХ в. также большое значение имеет понятие «популяризации» памятников истории и культуры. Данную дефиницию можно определить как совокупность организационных, методологических и науковедческих приемов и форм работы музеев, которые позволяют передать потребителям максимальный объем информации, сосредоточенной в музейной экспозиции.

Целью исследования является выявление и обобщение основных тенденций развития экспозиционной, научно-исследовательской и популяризаторской деятельности, проявившихся в работе археологических музеев на территории Крымской АССР во второй половине 20-х–30-е гг. ХХ в.

Херсонесский монастырь Наиболее качественно, методологически обосновано и масштабно тенденции музейного строительства в СССР второй половины 20-х–30-х гг. ХХ в., массовой, популяризаторской и научно-исследовательской работы археологической специализации проявились в деятельности Государственного Херсонесского историко-археологического музея в Севастополе. После установления Советской власти в Крыму «Склад местных древностей» как собрание материалов раскопок за более чем 30-летний период требовал срочной реорганизации. Положение усугублялось размещением на территории Херсонесского монастыря Дома инвалидов, городского приюта для бездомных и стариков, а непосредственно на территории городища – постоя 7 стрелкового полка Казанской дивизии Рабоче-крестьянской Красной армии. Заведующий раскопками, глава Севастопольского ОХРИСа Л.А. Моисеев в течение 1921–1922 г. неоднократно обращался в Музейный отдел Главнауки Наркомпроса РСФСР, лично к его заведующей Н.И. Троцкой с просьбой способствовать возобновлению самостоятельной работы музея, а также ограждения музейной территории от вандализма и разграбления. С.Б. Сорочан, В.М. Зубарь и Л.В. Марченко в очерке истории Херсонесского музея формулируют вывод о том, что период разрухи и неустроенности в первые годы после установления Советской власти негативно сказался на научно-исследовательской работе музея, тормозил его развитие [2, с. 41]. Соответствующую экспозиционную работу организовать возможным не представлялось, в свою очередь удалось обеспечить работу вспомогательных подразделений музея – архива, библиотеки, музейного фонда [3]. Также, при отсутствии материальных средств Л.А. Моисееву удалось организовать незначительные археологические исследования в окрестностях городища, впервые исследовать систему его водоснабжения, проследить источники питьевой воды, использовавшиеся в древности и в Средневековье. Также Л.А. Моисееву принадлежит первенство исследования поселений – сельских усадеб на Гераклейском полуострове и начало исследования древнейшей оборонительной стены в западной части городища [2, с. 41–42].

В феврале 1923 года комиссия по ликвидации монастырей при КрымОХРИСе вынесла решение о ликвидации монастыря св. Владимира в Херсонесе и передаче его здания музею. Однако, реальный переход монастырских помещений в ведение музея был осуществлен только в 1924 году, в мае того же года, благодаря настойчивости Л. А. Моисеева, из Харькова были перевезено имущество музея, эвакуированное в 1914 году, после начала Первой Мировой войны [4, с. 10].

Отсутствие финансирования, а также своеобразный характер руководства музейными учреждениями в Севастополе (самостоятельным музеем был только «Музей Херсонесских раскопок», «Музей Севастопольской обороны» имел статус его филиала, а «Панорама штурма Севастополя 6 июня 1855 г.» значилась вспомогательным учреждением последнего; общим руководителем всех учреждений был Л. А. Моисеев, но финансирование при этом выделялось только на нужды «Музея Севастопольской обороны») привел к конфликту между руководителем и Севастопольским ОХРИСом. Его результатом стало отстранение Л.А. Моисеева 15 июля 1924 г. от должности и последующее разбирательство по инициативе заместителя заведующего КрымОХРИСом Я.П. Бирзгала обстоятельств его деятельности как руководителя севастопольских музеев органами ГПУ. В вину бывшему директору музея ставились «злоупотребления» и кража музейных экспонатов, Л.А. Моисеев был арестован. В октябре 1926 года исследователь был освобожден, ввиду отсутствия доказательств его вины. Однако восстановиться на работе в Херсонесском музее Л.А. Моисееву уже не удалось, репутация была испорчена, ученый более не возвращался к изучению херсонесских древностей [5, с. 621–626; 6, с. 242–244].

31 января 1924 г. было принято постановление СНК и ЦИК Крымской АССР, которым все здания бывшего монастыря св. Владимира в Херсонесе передавались для организации в них археологического музея с научной экспозицией, этим решением было положено начало деятельности наиболее масштабного профильного музея на территории Крымской АССР [4, с. 13]. Должность директора Херсонесского музея и руководителя раскопок на территории городища 28 апреля 1924 г. официально занял профессиональный историк, археолог, музеевед Константин Эдуардович Гриневич (1891–1970). Ученый родился 21 сентября 1891 года в Вологде, где получил гимназическое образование. В 1915 г. он окончил историко-филологический факультет Харьковского университета, после чего продолжил подготовку к профессорскому званию. В 1918 г. молодой исследователь занял должность приват-доцента Петроградского университета, впоследствии – был профессором Ленинградского университета. 6 ноября 1919 г. согласно приказу Управления народного просвещения при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России, генерале А.И. Деникине, по рекомендации Л.А. Моисеева, К.Э. Гриневич стал заведующим Керченским музеем древностей, которым руководил до 10 июля 1921 г, после чего вернулся в Петроград [7; 8, с. 284– 285; 9, с. 44–45; 14, 185–189, 194–195, 197–202]. Выбор К.Э. Гриневича на должность заведующего Херсонесским музеем, очевидно, был продиктован наличием необходимой квалификации, а также необходимым опытом руководящей работы в музейном учреждении. 18 июня 1924 года К.Э. Гриневич дополнил к должности заведующего музеем исполнение обязанностей заведующего Севастопольским ОХРИСом, став, таким образом, единоличным руководителем всей музейной системы в городе.

Первостепенной задачей работы нового руководителя стало перемещение коллекций музея в новые помещения и начало его работы как экспозиционного учреждения. Согласно решению ЦИК Крымской АССР от 31 января 1924 г. Херсонесский монастырь был окончательно ликвидирован как учреждение, жившие на его территории монахи подлежали выселению, а помещения культового характера – Владимирский собор и Церковь Семи Священномучеников Херсонесских передавались музейному учреждению. К.Э. Гриневич информировал общественность о ходе создания музейной экспозиции. Так, в сентябре 1925 года в журнале «Крым» было опубликовано письмо К.Э. Гриневича «Вместо монастыря – Музей» [10]. В заметке акцентировалось внимание на том, что «значение этого музейного строительства [в Херсонесе] сводится к тому, что оно является первым примером создания марксистского музея», соответственно экспозиция должна была отвечать необходимым идеологическим нормам. Кроме того, К.Э. Гриневич представлял новое учреждение как «новый тип советского музея, рассчитанного не на хорошо подготовленного посетителя, а на простого грамотного и понятливого рабочего», который мог бы осмотреть всю экспозицию без помощи путеводителей и объяснений экскурсовода [10, с. 80]. Для популяризации уникального памятника дирекцией музея была выпущена листовка «Что такое Херсонес», в которой излагались основные сведения о его истории и был дан маршрут осмотра городища. Также К. Э. Гриневич отмечал, что кроме памятников античного и средневекового времени, раскопанных непосредственно на территории Херсонеса, в экспозиции будут представлены материалы раскопок «пещерных городов»: Инкермана, Эски-Кермена, Чильтера и Мангуп-Кале, осуществленные сотрудниками Севастопольского музея краеведения. Анонсировалось и создание специального отдела производств, в котором должна была быть представлена информация об экономическом развитии города и его производительных силах. Открытие античного отдела было запланировано на 7 июня, средневекового – на 1 июля. Полноценно Государственный Херсонесский историко-археологический музей начал свою постоянную работу в августе 1925 г.

С 1925 года началась работа по созданию постоянной экспозиции музея. К. Э. Гриневичу удалось прилечь к работе коллектив молодых сотрудников, некоторых из них являлись его учениками по Ленинградскому государственному университету, соответственно, можно сделать вывод о значительной преемственности традиций работы музея, заложенных К. Э. Гриневичем в середине 20-х гг. ХХ в. и развитых в дальнейшем новыми руководителями музея [11, с. 132]. Данные Научного архива Национального заповедника «Херсонес Таврический», обобщенные профессором В. М. Зубарем, позволяют установить, что к 1926 году штат сотрудников музея вырос до 16 человек на постоянной работе. Непосредственно научную работу по учету, анализу и подготовке памятников к экспозиции осуществляли: Г. Д. Белов, Л. Н. Белова-Кудь, В. Д. Блаватский, Е.В. Веймарн, В.Ф. Гайдукевич, А.И. Данилов, М.М. Кобылина, А.Г. Котова, И.И. Мирвич, Н.В. Пятышева, М.Г. Русанов, А. Е. Семенов, Л. Н. Соловьев, П. Н. Шульц. Вспомогательные функции выполняли: музейные служители – Ф.С. Бойков, М.П. Ещенко, И.Т. Хвесько; смотритель городища – Н.З. Федоров, делопроизводитель – А.П. Кантипалов; сторожа – Ф.И. Гончаров, Б.М. Филлипов, П.Я. Щукин; вахтеры – Ф.А. Здонек, С.З. Федоров [4, с. 14–15]. Разница между числом постоянных штатных единиц музея и приведенным выше списком (актуальным на период 1925–1927 гг.) объясняется тем, что ряд научных сотрудников работали в музее в качестве практикантов, находясь на постоянном обучении в Ленинградском государственном университете, следовательно – принимали участие в работе только во время полевого археологического сезона.

Учитывая стремление К.Э. Гриневича к формированию экспозиции на новой «марксистской» основе, рассмотрим основные постулаты данной концепции. Наиболее полно они представлены в специальной работе К.Э. Гриневича «За новый музей: Херсонесский музей, как первый опыт приложения марксистских идей в музейном строительстве» [12]. Автор исследования во вступительном слове отмечал, что «революционное строительство в области народного просвещения вплотную подошло к проблемам широкой демократизации всего музейного дела Республики», а, следовательно «ни один опыт прокладывания новых путей в музейном строительстве, как бы он мал ни был, не должен быть забыт». Признавалась и экспериментальность предлагаемой музейной концепции: «пусть наш херсонесский опыт будет признан неудачным или подлежащим коренному изменению… Не беда!». Целью своего труда ученый видел утверждение принципа тематической экспозиции, как единственного научного принципа экспозиции для всех музеев. В свою очередь сам принцип тематической экспозиции К.Э. Гриневич оценивал «как одно из средств ввести марксизм в музейное дело» [12, с. 3]. Столь активная пропагандистская риторика директора Херсонесского музея может быть отнесена на счет его повышения по линии государственной службы – с 1927 г. он занимал должность заместителя заведующего Музейным отделом Главнауки Наркомпроса РСФСР, соответственно опыт его руководящей работы мог применяться и распространяться на другие музейные учреждения как в Крыму, так и в других регионах. Это еще более повышает значение методологических разработок исследователя.

В первом разделе своей работы К.Э. Гриневич формулировал необходимость насущной реформы музейного дела, целью которой видел наибольшее приближение музейной работы к широким массам населения. Исследователь указывал, что его концепция основана на практике работы в Херсонесском музее, а также – на впечатлениях от изучения работы музеев Ленинграда и знакомства с экскурсионной практикой музеев других регионов. В кратком изложении основные принципы построения музейной работы на марксистской основе были сформулированы К.Э. Гриневичем следующим образом: «I. Всякий музей должен давать марксистски выдержанное знание определенного объема, судя по содержанию музейных коллекций. II. На музей следует смотреть как на книгу для образовательного чтения, в которой знание дается путем сопоставления не буквенных сочетаний, а расстановкой памятников природы или материальной культуры. Поэтому экспозиция музея – момент первостепенной важности. III. Музей должен быть «самоговорящим», т. е. должен быть рассчитан не только на групповой осмотр экскурсиями, но и на осмотр одиночными средне-подготовленными посетителями. IV. Музей должен обратить особое внимание на связь с массами путем издания специальной научно-популярной литературы, а также правильной постановкой широкой экскурсионной работы. V. Музей должен оставаться центром научно-исследовательской работы над коллекциями музея, привлекая к этому делу также учащуюся молодежь соответствующих вузов. Поэтому наряду с выставочными залами могут быть фондовые с иной расстановкой экспонатов, рассчитанной исключительно для обслуживания научных работников. VI. Музей должен быть внутренне увязан с задачами социалистического строительства всей страны» [12, с. 5].

Таким образом, основными объектами деятельности музейных учреждений Крымской АССР во второй половине 20-х–30-е гг. ХХ в. были наиболее значительные памятники прошлого, сосредоточенные в регионе – городища Херсонеса, Пантикапея, Керкинитиды, памятники эпох каменного века, эпох меди, бронзы, раннего железного века, периода «Великого переселения народов» и Средневековья.

Источники и литература

1. Закс А.Б. Областные музейные конференции в РСФСР 1926-1927 годов: по материалам ОПИ ГИМ / A.Б. Закс // Археографический ежегодник за 1980 год / Археографическая комиссия АН СССР. – М.: Наука, 1981. – С. 197-211.
2. Сорочан С.Б. Жизнь и гибель Херсонеса / С.Б. Сорочан, В.М. Зубарь, Л.В. Марченко. – Х.: Майдан, 2001. – 828 с.
3. ГАРФ. – Ф. А-2307. – Оп. 3. – Д. 130. – Л. 253.
4. Зубарь В.М. Летопись археологических исследований Херсонеса–Херсона и его округи (1914–2005) / B.М. Зубарь // МАИЭТ / Ин-т востоковедения им. А. Е. Крымского; Крымское отд. – Симферополь, 2009. – Supplementum, вып 6. – 496 с.
5. Романчук А.И. Исследования Херсонеса–Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы: в. 2-х ч. / А.И. Романчук; Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – Ч. 2: Византийский город. – 664 с.
6. Романчук А.И. Из истории Херсонесского музея: дело Л.А. Моисеева / А.И. Романчук // LAUREA: К 80-летию проф. Владимира Ивановича Кадеева. – Харьков, 2007. – С. 239-251.
7. Герасимова Г. Гриневич Костянтин Едуардович / Г. Герасимова // Українські історики ХХ століття: біобібліогр. дов. / Ін-т історії України НАН України – К., 2004. – Вип. 2, ч. 2. – С. 123-125.
8. Латышева В.А. К.Э. Гриневич как археолог / В.А. Латышева // Древности 2004. – Харьков, 2004. – С. 284-294.
9. Марти Ю.Ю. Сто лет Керченского музея: исторический очерк / Ю.Ю. Марти. – Керчь, 1926. – 96 с.
10. Гриневич К.Э. Вместо монастыря – Музей: письмо из Херсонеса / К.Э. Гриневич // Крым. – 1925. – № 1. – С. 80-81.
11. Кадеев В.И. К.Э. Гриневич как ученый / В.И. Кадеев // Вестник Харьковского университета. Сер.: История. – 1992. – № 362. – Вып. 25. – С. 129-134.
12. Гриневич К.Э. За новый музей: Херсонесский музей, как первый опыт приложения марксистских идей в музейном строительстве / К.Э. Гриневич; Гос. Херсонесский музей. – Севастополь, 1928. – 16 с.

Присоединяйтесь к нам в Контакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках и Google+








© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.
TrendStat