Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Менеджмент
Маркетинг
Экономика
Другие

Банранов А.В.
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Чернівці, 2009. - 200 c.

Советская индустрия гостеприимства: туристские базы Крыма в послевоенный период

туристские базы Крыма в послевоенный период После вступления ведущих стран мира в постиндустриальную фазу развития общества первостепенное значение приобретают проблемы сферы услуг (непроизводственной сферы). На постсоветском пространстве вопросы становления и развития социокультурного сервиса в последнее время также вызывают большой интерес у специалистов различного профиля. В связи с этим появились отдельные научные публикации и учебные пособия по истории сервиса и гостеприимства в Российской империи - СССР1.

Важнейшей составляющей социокультурного сервиса и индустрии гостеприимства в ХХ веке становится туризм, который в отечественной практике имел ярко выраженную специфику. За период существования Советского Союза в стране сложилась централизованная система планового туризма, руководство которой осуществлялось Всесоюзным Центральным советом профессиональных союзов (ВЦСПС). В частности, с середины 1930-х гг. в Крыму действовало Крымское туристско-экскурсионное управление ВЦСПС (КрымТЭУ). С 1962 г. оно было реорганизовано в Крымский областной совет по туризму (КОСТ), который на рубеже 1960-1970-х гг. получил новое название - Крымский областной совет по туризму и экскурсиям (КО- СТЭ, г. Симферополь). КОСТЭ находился в прямом подчинении Украинского республиканского совета по туризму и экскурсиям (далее УР- СТЭ, г. Киев), который в свою очередь подчинялся Центральному совету по туризму и экскурсиям ВЦСПС (далее ЦСТЭ, г. Москва).

Низовыми звеньями этой системы являлись туристские базы (в документах 1940-е гг. они иногда назывались «домами туриста», а с конца 1970-х гг. наиболее комфортабельные турбазы переводились в разряд «туристских гостиниц»). В масштабах страны туристские базы ежегодно обслуживали миллионы туристов, а их штаты насчитывали сотни тысяч специалистов различного профиля. Между тем, в современных работах по истории туризма, авторами которых являются И.Ю. Афанасьев, Л.П. Воронкова, Т.А. Дьорова, М.В. Соколова, Л.М. Устименко, Г.С. Усыскин,

В.К. Федорченко2, приводятся лишь краткие данные о количестве туристских учреждений СССР и числе обслуженных ими туристов. В то же время, на страницах этих изданий отсутствует системный анализ деятельности турбаз на региональном уровне, недостаточно раскрыта специфика «советской модели» туристского сервиса, не имевшей аналогов в мире.

Туризм называется сегодня одним из приоритетных направлений социально-экономического развития Крымского региона. Однако улучшение туристского сервиса невозможно без глубокого осмысления исторического опыта, что позволяет выявить определенные закономерности и наметить пути дальнейшего совершенствования данной сферы деятельности. Именно поэтому актуальной представляется попытка рассмотреть функционирование сети крымских турбаз в послевоенный период, тем более что большинство из них продолжает принимать гостей полуострова и в наши дни.

Цель исследования - проанализировать деятельность туристских баз Крыма в 1940-1980-е гг., уделив особое внимание основным факторам, снижавшим качество обслуживания советских туристов. Источниковой базой для данного исследования стали документы Государственного архива Автономной Республики Крым (фонд Р-3512 Крымский областной совет по туризму и экскурсиям), справочноинформационные издания для туристов, а также публикации центральной и местной прессы советского периода.

Огромная популярность Крымского полуострова, как объекта для совершения плановых и самодеятельных туристских путешествий, выводила КОСТЭ в лидеры среди аналогичных организаций других областей Украинской ССР как по объемам обслуживания туристов и экскурсантов, так и по финансовым показателям деятельности3. Соответственно, по мере увеличения масштабов его работы, наблюдался рост материально-технической базы профсоюзного туризма в Крыму. Так, в 1950 г. на территории области располагалось 7 турбаз, способных одновременно принять немногим более 700 чел., а к 1990 г. КОСТЭ уже имело в своем распоряжении 18 туристских гостиниц и турбаз, общее количество мест в которых превышало 70004. Таким образом, общая емкость туристских учреждений Крыма за 40 лет возросла в 10 раз. Однако ещё более впечатляющими являются цифры, характеризующие рост количества туристов, обслуженных на турбазах Крыма. Если в 1949 г. их было 13 тыс. чел., то в 1989 г. их количество (с учетом принятых на арендованных базах) составило 946 тыс. чел., т.е. увеличилось более чем в 72 (!) раза5.

Анализируя приведенные выше данные, следует отметить не только очевидный рост количественных показателей, но и постоянное улучшение качества обслуживания. Несомненно, за четыре послевоенных десятилетия уровень комфорта на турбазах Крыма кардинальным образом изменился. В 40-50-е гг. ХХ века значительная часть туристов размещалась в стационарных брезентовых палатках армейского образца, которые в лучшем случае были электрифицированы и радиофицированы - о других удобствах говорить не приходилось. Например, в 1958 г. именно места в палатках составляли более 60 % от общей емкости крымских турбаз6. Постепенно все они были заменены местами в сборных домиках летнего типа или капитальных зданиях, однако и эти постройки со временем устарели и перестали отвечать возрастающим запросам советских граждан. Во второй половине 1980-х гг. был проведен капитальный ремонт на турбазах «Таврия» и «Ялта», после чего имевшиеся здесь комнаты, в которых ранее размещалось 8-10 туристов, были переоборудованы в 2-3-местные номера, пригодные, в том числе, для семейного отдыха7.

Большое значение для увеличения ежегодной пропускной способности крымских турбаз имел постоянный рост числа мест, на которые туристы принимались в течение всего года. В 1950 г. на турбазах Крыма имелось 720 мест, из них 100 мест (менее 14 %) круглогодичного действия8. Впоследствии через крымские турбазы начинают прокладываться плановые туристские маршруты, функционирующие и в период межсезонья. Так, с 1966 г. в связи с появлением таких маршрутов на круглогодичный режим работы были переведены сразу 4 крымские турбазы - «Чайка» (Алушта), «Ялта», им. А.В. Мокроусова (Севастополь) и «Таврия» (Симферополь)9. К 1989 г. общая емкость туристских гостиниц и турбаз КОСТЭ составила 7160 мест, из которых 4181 (58,4 %) действовало круглогодично10.

Характеризуя географическое размещение крымских турбаз в послевоенный период следует отметить, что к 1950 г. они располагались в Алупке, Алуште, Бахчисарае, Симферополе, Соколином, Ялте и на горе Ай-Петри (всего 7 объектов)11. В 1952 г. было принято решение «Об установлении медицинских зон на курортах Крыма», после чего была прекращена деятельность Алупкинской турбазы, поскольку она оказалась на территории, определенной для размещения противотуберкулезных санаториев12.

Однако с начала 1960-х гг. география сети турбаз Крыма постепенно расширяется. Рядом решений высших органов государственной власти в распоряжение профсоюзов было передано несколько объектов туристской инфраструктуры, первоначально принадлежавших другим организациям. В частности, в 1960 г. на баланс Крым- ТЭУ перешла расположенная возле Алушты учебно-спортивная база «Карабах», которая до этого принадлежала добровольному спортивному обществу «Локомотив». Огромное значение имела осуществленная весной 1965 г. по распоряжению Совета Министров УССР передача в ведение КОСТЭ 7 пансионатов для автотуристов, ранее принадлежавших Крымской конторе Укркурортторга. Расположены они были на Южном берегу Крыма, в Евпатории, Феодосии и Планерском (Коктебеле), а их общая вместимость превышала 3 тыс. койко-мест13. С одной стороны, благодаря этому емкость туристских учреждений КОСТЭ возросла более чем в 2 раза. С другой стороны, очень важным являлось то обстоятельство, что часть данных объектов находилась в Западном и Восточном Крыму, которые в первые послевоенные десятилетия практически не были задействованы в развитии планового туризма. При этом следует признать, что в последующие годы советские профсоюзы вложили значительные средства в развитие этих объектов. Здесь были проведены инженерные коммуникации, построены клубы-столовые, современные спальные корпуса (в том числе круглогодичного действия), а также другие сооружения.

В дальнейшем строительство новых турбаз и туристских гостиниц затруднялось тем, что даже реально выделяемые из централизованных фондов на эти цели средства чрезвычайно медленно «осваивались» проектными и строительными организациями. Так, строительство туристской гостиницы «Горизонт» в Судаке продолжалось 11 лет с 1968 по 1979 гг. В этих условиях к работе по модернизации имеющихся турбаз в конце 1970-х - начале 1980-х гг. начали привлекаться т.н. «дольщики». На условиях долевого участия крупных промышленных предприятий удалось осуществить частичную реконструкцию на алуштинской турбазе «Восход» и феодосийской турбазе «Маяк»14.

В географическом плане подавляющее большинство турбаз Крыма располагалось в приморских городах и поселках. Например, в 1960-1970-е гг. из 16 крымских турбаз лишь 4 объекта находились вдали от моря, в Симферополе, Бахчисарае, Соколином и на Ангарском перевале15. При этом руководство КОСТЭ всегда пыталось в «пиковые» летние месяцы несколько «разгрузить» от плановых туристов крымское побережье, направляя их вглубь территории полуострова. Любой из предлагавшихся в советский период туристских маршрутов по Крыму включал в себя хотя бы несколько дней пребывания у моря, иначе возникли бы серьезные проблемы с реализацией путевок.

Своеобразным компромиссом между интересами любителей походной романтики и поклонников пляжного отдыха были маршруты по схеме «Горы - Море». Классическим примером может являться пешеходный маршрут № 22 «Крымский горный». Путешествующий по этому маршруту турист, прежде чем провести 7 дней на ялтинской турбазе «Магнолия», должен был совершить два 2-дневных пеших перехода по горному Крыму общей протяженностью 140 километров16.

Интересно, что с путевками на пешеходные маршруты нередко приезжали пожилые люди с серьезными сердечно-сосудистыми заболеваниями, больные астмой, беременные женщины и даже инвалиды. Некоторых из них профсоюзный комитет по месту работы просто не посвящали в подробности «отдыха» в Крыму по туристской путевке пешеходного маршрута. Другие ехали сознательно, поскольку не имели возможности получить желаемую путевку в крымский санаторий или пансионат, но справедливо полагали, что участвовать в многокилометровых пеших переходах их насильно заставить не могут17. В результате врачам тех турбаз, через которые проходили пешеходные маршруты, ежегодно приходилось освобождать по состоянию здоровья от участия в многодневных походах сотни таких туристов.

В то же время, большой популярностью пользовались т.н. «радиальные» туристские маршруты, широко практикуемые на турбазах Крыма ещё с довоенного периода. Они предусматривали 10-дневное или 20-дневное пребывание туриста на одной из приморских турбаз, откуда совершалось несколько краеведческих экскурсий и непродолжительных походов. Все остальное время посвящалось перемещению по «маршруту»: спальный корпус - столовая - пляж, что по сути дела превращало турбазу в дом отдыха18. Так, в середине 1960-х гг. из 24 проходивших по Крыму плановых туристских маршрутов всего 4 являлось автомобильными, 6 пешеходными и 14-радиальными19.

Руководителям крымских турбаз в рассматриваемый период приходилось прикладывать колоссальные усилия для поддержания вверенных им объектов в надлежащем техническом состоянии, а также для организации их снабжения всем необходимым. Так, в начале 1950-х гг. на совещании работников турбаз Крыма констатировалось практически полное отсутствие в обстановке комнат таких «благ цивилизации», как зеркала, шкафы и вешалки для одежды, прикроватные тумбочки и ночные столики. Директор Ялтинской турбазы сетовал, что меблировка комнат весьма разнородная, имеются «стулья всех видов и типов, но их не хватает.»20. В последующие десятилетия ситуация не намного улучшилась. Главной причиной этого была несовершенная, централизованная система снабжения турбаз Крыма всем необходимым, начиная от продуктов питания и заканчивая строительными материалами для проведения ремонта. Нередки были случая, когда запланированные на поточный год ремонтные работы срывались из-за «неритмичных» поставок стройматериалов, когда «фанера поступала в августе, бачки сливные в сентябре-октябре, а чугунные трубы в декабре»21.

На хозяйственных совещаниях областного уровня директора турбаз постоянно вынуждены были жаловаться на недостаточное обеспечение постельным бельем, полотенцами и даже туалетной бумагой22. Именно из-за дефектов системы снабжения туристам часто приходилось пользоваться рваными простынями, застиранными полотенцами, битой посудой и старыми столовыми приборами. И все это на фоне призывов к кардинальному улучшению обслуживания советских туристов, когда руководство КОСТЭ публично заявляло: «.нам, наконец, надо ликвидировать ... старое, но ещё живучее вредное мнение, будто сервис и гигиена противоречат туризму»23.

Что же мешало директорам турбаз купить туалетную бумагу или новую столовую посуду за «живые» деньги? Проблема заключалась в том, что, вплоть до периода «перестройки», руководство КОСТЭ и его турбаз практически было лишено права реализовывать путевки на крымские маршруты - эта функция была возложена на УРСТЭ и ЦСТЭ. Вышестоящие организации не вносили за путевки никакой предоплаты, единолично утверждали планы обслуживания и размеры финансирования крымских туристских учреждений. При этом плановые показатели практически всегда были завышенными, а выделяемые средства - недостаточными. В центре устанавливались и цены на путевки всесоюзных туристских маршрутов, проходивших по территории Крымской области. Ценовая политика была недостаточно дифференцирована в зависимости от времени года, в то время как для крымского туризма был характерен ярко выраженный сезонный характер спроса. Как правило, стоимость путевки в межсезонье была лишь на 15-20 руб. дешевле летней цены, что не способствовало равномерной загрузке турбаз и зачастую приводило к «недоездам» туристов поздней осенью, зимой и ранней весной24.

Зато в летние месяцы с путевками, оформленными УРСТЭ и ЦСТЭ, в Крым приезжало на 10-20 % больше плановых туристов, нежели могли вместить местные турбазы. Это приводило к чрезмерной перегрузке турбаз, из-за чего их руководители вынуждены были прибегать к «уплотнению» гостей. Для этого использовались раскладушки и топчаны, которые размещались на балконах и верандах, в различных помещениях общего пользования. Например, на одном из хозяйственных совещаний 1968 г. директор севастопольской турбазы им. А.В. Мокроусова откровенно говорил о том, что «когда на базе перегрузка, то туристов приходится укладывать в туристском кабинете, в биллиардной, а ведь разные люди попадаются, некоторых такое размещение не устраивает и отсюда жалобы»25. Однако на претензии гостей Крыма персонал туристских учреждений профсоюзов отвечал традиционно: «Турбаза - не санаторий и не дом отдыха. Надо переживать трудности»26.

Согласно условиям путешествий по плановым маршрутам, находящиеся на турбазах туристы должны были обеспечиваться не только местом для ночлега, но и трехразовым питанием, а также экскурсионным и культурно-массовым обслуживанием. В 1975 г. система КОСТЭ включала 15 столовых на 4530 посадочных мест, 5 буфетов, бар и ресторан «Эллада» в Планерском. При этом в разных столовых применялись различные системы организации питания туристов: самообслуживание, обслуживание по талонам, обслуживание с официантами27. С 1960-х гг. стандартным считалась работа 7-дневному или 10-дневному меню, что позволяло избежать частого повторения подаваемых блюд. Приветствовалось, когда повара системы КОСТЭ совершенствовали свое профессиональное мастерство, участвовали в кулинарных конкурсах под девизом «Подари туристам радость!» или брали на себя различные социалистические обязательства, например по экономному использованию хлеба или разработке фирменных блюд. Так, поварами турбазы «Ялта» было создано 8 фирменных блюд (биточки «Турист», котлеты «Ялта», жареная рыба «Атлантика» и др.)28. Несмотря на это, побывавшие на крымских турбазах советские граждане не всегда были довольны качеством приготовления и ассортиментом блюд, а также общей культурой обслуживания в столовых. Традиционными были жалобы на недостаток в рационе свежих овощей и фруктов, зелени, приправ.

В программу любого маршрута обязательно входило несколько краеведческих экскурсий, которые должны были знакомить гостей Крыма с его достопримечательностями. Например, в 1968 г. для пребывающих на турбазах КОСТЭ туристов было проведено 14,7 тыс. различных экскурсий. Так, гости алуштинской турбазы «Мир» в плановом порядке совершали 8 различных экскурсий, посещая не только ближайшие окрестности Алушты, но и Алупку, Севастополь29.

Значительную часть свободного времени туристов занимали различные мероприятия идеологической направленности. Это могли быть встречи с передовиками производства, «вечера дружбы» с участием иностранных туристов, а также лекции и беседы на актуальные темы, например: «Возрастание роли КПСС в строительстве коммунизма», «О международном положении», «О событиях в Китае», «О директивах по новому пятилетнему плану», «Промышленность городов Крыма к XXIII съезду КПСС» и т.п.30 Выступая в январе 1970 г. на собрании областного хозяйственно-туристского актива председатель КОСТЭ Н.И. Евдокименко подчеркивал, что: «основным направлением в работе турбаз по культурно-массовому обслуживанию туристов [является] воспитание советских людей в духе верности ленинским заветам и коммунистической убежденности, . в духе социалистического патриотизма и интернационализма»31.

Среди культурно-массовых мероприятий, которые организовывались для туристов, преобладали танцевальные вечера, демонстрации кинофильмов, самодеятельные концерты, «огоньки» и КВНы, встречи с деятелями науки, культуры и искусства. Слабость собственной материально-технической базы в большинстве случаев заставляла туристские учреждения КОСТЭ ограничивать физкультурную работу традиционной утренней физзарядкой, а также соревнованиями по волейболу, настольному теннису, шахматам и шашкам.

Начиная с 1960-х гг. на туристских базах Крыма постепенно увеличивалось количество дополнительных платных услуг. На территории практически всех туристских учреждений появились почтовые отделения, сувенирные ларьки, автоматы по продаже газированной воды. В годы «перестройки» расширению спектра дополнительных платных услуг на турбазах уделялось значительное внимание, поскольку это позволяло существенно увеличивать показатели доходов и прибыли без увеличения вместимости объектов туристской инфраструктуры. Именно тогда на турбазах и в туристских гостиницах Крыма начали активно действовать тренажерные залы, дискотеки, видеотеки, сауны, парикмахерские, салоны игровых автоматов, массажные и зубоврачебные кабинеты32. В результате объемы дополнительных услуг турбаз и туристских гостиниц КОСТЭ за 1986-1989 гг. составили свыше 3 млн. руб.33

Пребывание туристов на всех крымских турбазах регламентировалось «Правилами внутреннего распорядка», условия которых были довольно суровыми. Например, «Правила» 1954 г. категорически запрещали туристам: посещать места общего пользования в трусах, майках, пижамах и халатах; выносить из комнат мебель, постельные принадлежности; разводить костры вне отведенных для этого мест; ходить по газонам и рвать цветы; находиться на турбазе в нетрезвом виде и играть в азартные игры. В этом же документе говорилось о недопустимости пребывания на турбазе вместе со взрослыми туристами их несовершеннолетних детей. Нарушители этих правил снимались с маршрута и удалялись с турбазы без всякой компенсации за неиспользованные дни34.

Следует отметить, что в Советском Союзе, где всегда декларировалось особое социальное значение семьи, как «ячейки общества», недостаточное внимание уделялось организации семейного туризма, путешествий родителей с детьми. Власти обратили внимание на эту проблему лишь с 1970-х гг., после принятия Президиумом ВЦСПС ряда постановлений по улучшению организации семейного отдыха трудящихся в здравницах профсоюзов. Однако предпринимаемые в этом направлении мероприятия касались преимущественно санаториев, пансионатов и домов отдыха. А в системе КОСТЭ последовательная работа по приему туристов с детьми велась лишь туристской гостиницей «Евпатория» и была сопряжена с огромным количеством организационных и материально-технических проблем. В первую очередь, сложно было наладить процесс питания большого количества разновозрастных детей, а также обеспечить им полноценный досуг. С огромным трудом решались вопросы о финансировании строительства детских площадок, приобретении спортивного инвентаря и игрушек. Когда туристская гостиница «Евпатория» только начинала принимать родителей с детьми, то из необходимого для этого инвентаря она была обеспечена «только портретами пионеров-героев Павлика Морозова и Вали Котика»35. Кроме того, типовое штатное расписание не предусматривало достаточного количества воспитателей. Несмотря на это, в работе по приему туристов с детьми в Евпатории имелись явные достижения. В частности, специально для юных гостей Крыма устраивались походы в район Большого каньона Крыма, в то время как их родители проводили время на евпаторийских пляжах. По возвращении из похода все его участники получали значки «Юный турист»36.

Таким образом, на протяжении послевоенного периода наблюдался рост сети туристских баз Крыма и расширение географии их размещения. Многократно увеличилось количество мест на турбазах и объемы обслуживания, улучшалась материально-техническая база профсоюзного туризма. Однако, нормальное функционирование туристских учреждений КОСТЭ в 1940-1980-е гг. затруднялось рядом системных проблем, влиявших на снижение качества предоставляемого сервиса. В первую очередь, среди них следует назвать чрезмерную централизацию системы управления туризмом, снабжения турбаз и реализации туристских путевок. Кроме того, эффективность работы советской индустрии гостеприимства в Крыму снижалась неравномерной загрузкой туристских учреждений на протяжении года. Наконец, существовало явное несоответствие спроса и предложения на рынке туристских услуг. При сохранении значительного количества непопулярных пешеходных маршрутов наблюдался заметный дефицит путевок на автобусные маршруты, а также практически отсутствовало предложение семейных туров для родителей с детьми. Попытки минимизировать влияние всех этих негативных факторов предпринимались неоднократно, однако их полное устранение было невозможно без ликвидации централизованной, административно-командной системы управления профсоюзным туризмом, что так и не было сделано вплоть до распада Советского Союза.

Примечания

1. См., например: Баранов А.В. Развитие сферы сервиса в Московской области в 70-80-е годы ХХ века // Вестник Московского государственного университета сервиса. Серия «Гуманитарные науки». - 2007. - № 2. - С.1216; Введение в специальность: история сервиса / Д.А. Аманджолова, В.Э. Багдасарян, В.Н. Горлов и др.: Учебное пособие. - М.: Альфа-М: ИНФРА-М, 2007. - 384 с. - (Сервис и туризм); Гарбар Г.А. Інститут гостинності як об’єкт історичного дослідження // Вісник Державної академії керівних кадрів культури і мистецтв. - 2007. - № 2. - С.112-118 // Вісник Державної академії керівних кадрів культури і мистецтв. - 2007. - №2. - С.112-118; Русавська В.А. Історичні форми гостинності // Питання культурології: Зб. наук. ст. Вип. 20. - К., 2004. - С.131-136 и др.
2. Воронкова Л.П. История туризма: Учебное пособие. - М.; Воронеж: МОДЭК, 2001. - 304 с.; Соколова М.В. История туризма: Учебное пособие. - 4-е изд. - М.: Академия, 2007. - 352 с.; Устименко Л.М., Афанасьєв І.Ю. Історія туризму: Навч. Посіб. - К.: Альтер-прес, 2005. - 320 с.; Усыскин Г.С. Очерки истории российского туризма. - СПб.: Герда, 2000. - 224 с.; Федорченко В.К., Дьорова Т. А. Історія туризму в Україні: Навч. посіб. - К.: Вища школа, 2002. - 195 с.
3. Комарчук П. Проблемы крымского туризма // Советский Крым. - 1985. - 21 июня.
4. Государственный архив Автономной Республики Крым (далее ГА- АРК). - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 64. - Л. 33; Туризм и экскурсии, их влияние на воспроизводство рабочей силы: Справочно-аналитический обзор. - Симферополь: Таврида, 1991. - С. 138.
5. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 23. - Л. 133; Туризм и экскурсии, их влияние на воспроизводство рабочей силы ., С. 52-53.
6. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 79. - Л. 2.
7. Туризм и экскурсии, их влияние на воспроизводство рабочей силы., С. 61.
8. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 26. - Л. 10.
9. Там же. - Д. 209. - Л. 34.
10. Туризм и экскурсии, их влияние на воспроизводство рабочей силы., С. 54-55.
11. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 26. - Л. 10.
12. По декрету Ильича: Курортное строительство в Крыму, 1920-1989: Сб. документов и материалов. - Симферополь: Таврия, 1989. - С. 118-119.
13. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 182. - Л. 56-57.
14. Михайлов Е. По пути обновления // Советский Крым. - 1985. - 23 августа.
15. Солоха В.Д. Туристские базы Крыма: Справочник. - Симферополь: Таврия, 1977. - С. 3.
16. Темиров Г., Федосеев Г. Туристские маршруты Крыма: Справочник- путеводитель. - Симферополь: Таврия, 1976. - С. 14.
17. Новиков Н. Ухабы туристской тропы // Курортная газета. - 1971. - ноября.
18. Ведерников Е. В отставке ... муза странствий // Комсомольская правда. - 1962. - 7 июня.
19. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 239. - Л. 9.
20. Там же. - Д. 25. - Л. 3.
21. Там же. - Д. 90. - Л. 48.
22. Там же. - Оп. 3. - Д. 5. - Л. 16-17.
23. Там же. - Оп. 1. - Д. 545. - Л. 87-88.
24. Квартальнов В.А., Федорченко В.К. Туризм социальный: история и современность. - К.: Вища школа, 1989. - С. 89.
25. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 260. - Л. 12.
26. Агапова В. О хорошем настроении: Размышляя над письмами // Турист. - 1966. - № 2. - С. 19.
27. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 527. - Л. 22.
28. Мезенев М. Расскажу о товарищах // Турист. - 1975. - № 9. - С. 4.
29. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 264. - Л. 22.
30. Там же. - Д. 209. - Л. 45.
31. Там же. - Д. 306. - Л. 46.
32. Кашиц В. Хозрасчет в рамках инструкций // Советский Крым. - 25 октября.
33. Туризм и экскурсии, их влияние на воспроизводство рабочей силы., С. 69.
34. ГААРК. - Ф. Р-3512. - Оп. 1. - Д. 56. - Л. 1.
35. Там же. - Д. 260. - Л. 40-41.
36. Рощин В. А мамы остаются на турбазе // Турист. - 1976. - № 3. - С. 7

Присоединяйтесь к нам в Контакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках и Google+








© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.
TrendStat