Туристическая библиотека
  Главная Книги Статьи Методички Диссертации Отчеты ВТО Законы Каталог Поиск отелей Реклама Контакты
Теория туризма
Философия туризма
Право и формальности в туризме
Рекреация и курортология
Виды туризма
Агро- и экотуризм
Экскурсионное дело
Экономика туризма
Менеджмент в туризме
Управление качеством в туризме
Маркетинг в туризме
Инновации в туризме
Транспортное обеспечение в туризме
Государственное регулирование в туризме
Туристские кластеры
ИТ в туризме
Туризм в Украине
Карпаты, Западная Украина
Туризм в Крыму
Туризм в России
101 Отель - бронирование гостиниц
Туризм в Беларуси
Международный туризм
Туризм в Европе
Туризм в Азии
Туризм в Африке
Туризм в Америке
Туризм в Австралии
Краеведение, странове-
дение и география туризма
Музееведение
Замки, крепости, дворцы
История туризма
Курортная недвижимость
Гостиничный сервис
Ресторанный бизнес
Анимация и организация досуга
Автостоп
Советы туристам
Туристское образование
Другие

Мошняга Е.В.
Научные труды Московского гуманитарного университета.
2005. - Выпуск 55. - С.128-147.

Международный культурный туризм как фактор межкультурной коммуникации

В русскоязычной периодической печати, научно-исследовательской и учебной литературе термин «культурно-познавательный» или «познавательный» туризм все чаще стал заменяться термином «культурный» туризм [1]. Следует отметить, что одни авторы дают данному понятию новые определения, полагая, что возник новый вид туризма, разделяя при этом «культурный» и «познавательный» как самостоятельные виды туризма [2], другие исследователи рассматривают «познавательный» туризм как разновидность «культурного» [3], третьи, говоря о культурно-познавательном туризме, придерживаются иных терминов, например, «экскурсионный», «экскурсионно-познавательный», «историко-краеведческий» или «интеллектуальный» [4].

Понятие «культурный туризм» («cultural tourism») официально на международном уровне впервые упоминается в материалах Всемирной конференции по культурной политике (1982 г.).

Исходя из значения английского термина «cultural tourism», который и несколько десятилетий назад определялся как «культурно-познавательный или познавательный туризм» [5], сегодня не произошло зарождения принципиально нового вида туризма, так как не изменилась его основная исходная цель – знакомство с историей и культурой страны во всех ее проявлениях (архитектурой, живописью, музыкой, театром, фольклором, традициями, обычаями, образом и стилем жизни людей страны посещения). То, что произошло в действительности, - это изменение отношения к феномену данного вида туризма, его гуманитарной функции и глобальной миссии, что является, на наш взгляд, следствием действия ряда факторов:

- появление на российском книжном рынке, а также в Интернет-ресурсах большого количества зарубежных публикаций, главным образом, на английском языке, откуда «cultural tourism» с легкой руки пользователей, перекочевал в русский язык в буквальном переводе «культурный туризм» и новой интерпретации;
- дань моде и универсальной тенденции использования клишированных иностранных терминов, особенно в профессиональной деятельности, (например, «дестинации» [6] и даже «дестинации приема» вместо «турцентры», «аттракции» [7] вместо достопримечательности, «аттрактивность» [8] вместо «привлекательность», «резервации» [9] вместо «заповедные территории»), что может рассматриваться как проявление глобализации на уровне языка, а отчасти как стремление придать бóльшую научность исследованиям феномена культурного (культурно-познавательного) туризма в силу некоторой новизны восприятия термина;
- привлечение внимания широкой российской и мировой общественности к проблемам сохранения культурного наследия, национальных этнокультур, культурной самобытности, культурного разнообразия, а также к проблемам взаимодействия туризма и культуры, туризма и культурного разнообразия, туризма и межкультурного диалога, туризма и развития;
- акцентуализация деятельности многих международных организаций на «культурном» направлении в виде концепций, проектов, конгрессов, конференций, деклараций, конвенций, среди которых Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия (1972) [10]; Доклад ООН о развитии человека: Культурная свобода в современном многообразном мире (2004) [11]; Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии (2001) [12]; Доклад Всемирной комиссии ЮНЕСКО по культуре и развитию «Наше творческое разнообразие» (1996) [13]; Декларация Мехико по политике в области культуры Всемирной конференции по культурной политике. (1982) [14]; Международная конвенция ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия (2003) [15], вызванная вхождением мировой цивилизации в эпоху глобализации, угрозой нивелирования, частичного изменения или полного исчезновения национальных культур, увеличением числа катастроф как природного, так и техногенного характера, войн и террористических актов, которые также могут привести к уничтожению культурного наследия, а также тенденциями разобщения народов, роста нетерпимости, конфликтности в силу расхождения этнических, религиозных и иных взглядов;
- придание новой миссии культурному (культурно-познавательному) туризму как инструменту мира, развития, сближения народов, воспитания уважения, терпимости, взаимопонимания на основе гуманитарных ценностей туризма; в частности, эта миссия отражается в создании сети кафедр ЮНЕСКО по культурному туризму в целях мира и развития в различных туристских университетах и школах мира, среди которых Российская международная академия туризма.

По мнению Генерального директора ЮНЕСКО Коитиро Мацуура, несмотря на то, что процесс глобализации предоставляет человечеству уникальные возможности в области коммуникации и более свободного обмена идеями и товарами, он также несет с собой серьезную угрозу усиления неравенства, обезличивания культуры и образа жизни, потери самобытности либо, напротив, ведет к всплеску самобытности и отгораживанию от внешнего мира. [16].

Таким образом, термины «культурный», «культурно-познавательный» или «познавательный» туризм, соответствуя английскому термину «cultural», определяют один и тот же вид туризма, целью которого в широком смысле является познание национальной культуры страны посещения.

В русском языке понятие «культурный» является производным от термина «культура», происходящего от латинского «cultura», т.е. возделывание, воспитание, образование, «культурный» - это относящийся к просветительной, интеллектуальной деятельности, как, например, культурные связи, культурная работа. [17].

ЮНЕСКО рассматривает культурный туризм как отличный от других вид туризма, «учитывающий культуры других народов».

В Хартии по культурному туризму Международного Совета по памятникам и объектам (ICOMOS) культурный туризм определяется как форма туризма, основной целью которого помимо прочих целей является «открытие памятников и объектов» [18]. ICOMOS характеризует культурный туризм как «небольшой сегмент рынка, тщательно организованный, познавательный или образовательный и зачастую элитарного характера (…) посвященный представлению и разъяснению культурной идеи». [19].

В ходе всей истории человечества люди обменивались культурным опытом, идеями, ценностями и товарами через искусство, торговлю и миграции. «Человеческая история – это история таких путешествий» [20].

Однако понятийная сущность культурного туризма претерпела ряд изменений в ходе исторического развития. Генезис культурного туризма приходится на середину XVIII в., когда понятие культурного туризма означало сложившуюся к тому времени (1750-1850) практику путешествий по Европе для изучения изящных искусств. Сыновья аристократов отправлялись в длительные турне (grand tours) в сопровождении своих домашних воспитателей-наставников с тем, чтобы вернуться образованными или «культурными» людьми. В XIX в. понятие культурного туризма использовалось купцами, которые путешествовали для того, чтобы развить свое мастерство (to develop “class”). В современных условиях с развитием авиации, появлением и распространением массовых форм туризма, «культурный» туризм приобрел свое современное значение [21].

В XXI в. культурный туризм призван служить идеям интеллектуальной и нравственной солидарности человечества, утверждению идеалов терпимости в обществе, т.е. уважению, принятию и правильному пониманию богатого многообразия культур нашего мира [22]. Культурные контакты, когда индивидуальные путешественники или целые сообщества передают свои идеи и культурные традиции другим странам и народам, осуществляются в серии межкультурных проектов ЮНЕСКО и Всемирной туристской организации. Среди них такие крупные долгосрочные межрегиональные проекты по созданию культурно-исторических маршрутов, как «Великий шелковый путь» и «Невольничий путь», в первом из которых принимает участие и Россия [23].

По данным экспертов ВТО, культурный туризм сегодня составляет от 18 до 25% въездного турпотока и эта доля будет расти в будущем, хотя, данный вид туризма не может быть массовым как в силу специфики туристских мотиваций, национальных моделей досуга и распределения свободного дохода, так и в силу ограниченности возможностей широкого доступа туристских потоков к объектам культуры и культурного наследия [24].

Развитие культурного туризма базируется на использовании потенциала этнокультур и культурного наследия стран и регионов. Как отмечается в программной работе ВТО «Культурное наследие и развитие туризма», «одним из столпов индустрии туризма стало присущее всему человечеству желание увидеть и познать культурную самобытность различных частей света. Во внутреннем туризме культурное наследие стимулирует национальную гордость за свою историю. В международном туризме культурное наследие стимулирует уважение и понимание других культур и, как следствие, способствует миру и взаимопониманию» [25].

Однако в силу интернационализации и глобализации, т.е. новых условий развития мирового сообщества, с одной стороны, а также насыщения рынка однотипными продуктами, роста конкуренции, расширенной дифференциации и сегментации спроса, необходимости расширения туристского предложения, экономической диверсификации, с другой, действительно отмечено появление новых подвидов культурного туризма.

Исследования специфики спроса и предложения на туристские поездки с культурными целями на основе анализа иностранных и отечественных источников позволяют сделать вывод о том, что сегодня в международном туризме помимо традиционного культурно-познавательного туризма в практику уже вошли или входят следующие подвиды культурного туризма: культурно-исторический, культурно-событийный, культурно-археологический, культурно-этнографический, культурно-этнический, культурно-религиозный, культурно-антропологический, культурно-экологический и другие подвиды [26].

Следует уточнить специфическое содержание указанных подвидов культурного туризма:

- культурно-исторический (интерес к истории страны, посещение исторических памятников и памятных мест, тематических лекций по истории и других мероприятий);
- культурно-событийный (интерес к старинным традиционным или современным постановочным культурным мероприятиям или «событиям» (праздникам, фестивалям) и участие в них;
- культурно-религиозный (интерес к религии или религиям страны, посещение культовых сооружений, мест паломничества, тематических лекций по религии, знакомство с религиозными обычаями, традициями, ритуалами и обрядами);
- культурно-археологический (интерес к археологии страны, посещение памятников древности, мест раскопок, участие в археологических экспедициях);
- культурно-этнографический (интерес к культуре этноса (народа или народности), объектам, предметам и явлениям этнической культуры, быту, костюму, языку, фольклору, традициям и обычаям, этническому творчеству);
- культурно-этнический (посещение родины предков, знакомство с культурным наследием своего исконного народа, этнических заповедных территорий, этнических тематических парков);
- культурно-антропологический (интерес к представителю этноса в развитии, с точки зрения эволюции; посещение страны с целью знакомства с современной «живой культурой»);
- культурно-экологический (интерес к взаимодействию природы и культуры, к природно-культурным памятникам, посещение природно-культурных ансамблей, участие в культурно-экологических программах).

Данные тенденции диверсификации культурного туризма демонстрируют расширение спектра мотиваций в рамках культурного туризма и специализацию интересов международных путешественников по различным аспектам культур и культурного наследия посещаемых ими стран и территорий.

В новом контексте глобальной миссии культурного туризма как фактора и инструмента сближения народов, предотвращения конфликтности и нетерпимости, воспитания уважения и толерантности и исходя из понятия культуры как «творения артефактов, исторически первородных и уникальных навсегда», а также как «спектра творческих актов осознанно инновационных, исторически определенных и (…) открытых друг другу как в синхронном, так и диахронном историческом пространстве-времени» [27] культурный туризм развивается сегодня в трех взаимосвязанных и взаимодополняющих направлениях:

1) познание культуры и культурного наследия,
2) охрана и возрождение культуры,
3) диалог культур.

То есть культурному туризму присущи сегодня три основные гуманитарные функции:

1) культурно-познавательная и образовательная,
2) культуроохранная и консервационная,
3) коммуникационная и миротворческая.

Следует особо отметить, что, говоря о познании, сохранении и взаимодействии культур, имеются в виду, прежде всего, этнические культуры. Так, «Словарь этнолингвистических понятий и терминов» определяет понятие этнической культуры как совокупность «компонентов материальной, духовной и соционормативной культуры, которые возникли среди данного этноса, являются для него специфическими, отличающимися в той или иной степени от бытующих среди него элементов иноэтнической культуры и надэтнической («интернациональной») культуры» [28]. Именно специфичность этнокультуры и определяет ее привлекательность для иностранных туристов, являющихся представителями других культур.

Наиболее четко и ярко этнокультура проявляется в этнических традициях, символике, различных формах материальной культуры, фольклоре. Именно эти компоненты культуры и выполняют функции, с одной стороны, интеграции людей, входящих в данный этнос, а с другой стороны, дифференциации их от других этносов.

Россия, представляя собой полиэтническое и поликультурное пространство, традиционно является признанным во все мире турцентром культурного туризма. Уникальное сочетание культурно-исторических и природных ресурсов российских регионов делают нашу страну притягательной как для внутренних, так и для иностранных туристов.

Специалисты полагают, что потенциальные возможности России при соответствующем уровне развития туристской инфраструктуры и материальной базы позволяют принимать до 40 млн. иностранных туристов в год [29]. По данным ВТО, Россия в ближайшие годы (наряду с Азиатско-Тихоокеанским регионом) должна ожидать притока иностранных туристов с культурными целями. Кроме того, в последнее время в западном мире отмечен небывалый всплеск интереса к русской культуре и искусству. Эксперты объясняют это явление модой на все русское. Русская культура сегодня востребована [30].

Всемирная значимость многих российских культурных ресурсов признана ЮНЕСКО, включившей 21 культурный и природный памятник России в Список Всемирного культурного и природного наследия. Среди них Московский Кремль и Красная площадь, церковь Вознесения в Коломенском, ансамбль Новодевичьего монастыря, архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой лавры, исторический центр С-Петербурга, исторические памятники Новгорода, все белокаменные памятники архитектуры Владимира и Суздаля, Соловецкий историко-культурный комплекс (Архангельская обл.), Кижи, Спасо-Преображенская церковь (республика Карелия) [31].

На одной лишь территории Владимиро-Суздальского музея-заповедника, в состав которого входят три города - Владимир, Суздаль (в котором свыше 100 памятников русского зодчества XIII-XIX вв.) и Гусь-Хрустальный, поселок Боголюбово и село Кидекша, возможно развитие практически всех видов культурного туризма, таких, как, например:

- культурно-исторический (история Северо-Восточной Руси, территория бывшего Владимиро-Суздальского княжества, изучение исторических памятников и селений периода Рюрика, Владимира, Ярослава, Суздаль – стольный город Ростово-Суздальского княжества на рубеже XI-XII веков, Владимир – столица Владимиро-Суздальского княжества и всей Северо-Восточной Руси с середины XII века; древнее дославянское село Кидекша),
- культурно-событийный (Рождество, Масленица, День Огурца во Владимире),
- культурно-археологический (Суздальское Ополье, где археологические памятники имеют небольшой культурный слой в 30-40 см),
- культурно-этнографический (Суздальский музей деревянного зодчества, Посадский дом и Приказная изба Покровского монастыря Суздаля; село Кидекша),
- культурно-религиозный (Троицкая церковь, Успенский и Дмитриевский соборы Владимира; Рождественский собор, Архиерейские палаты, ансамбли Спасо-Евфимиева, Ризположенского, Покровского, Александровского монастырей Суздаля; Суздаль - старейший христианский приход в Северо-Восточной Руси; Храм Покрова на Нерли в Боголюбово; церковь Бориса и Глеба в Кидекше; Георгиевский собор Гусь-Хрустального),
- культурно-экологический (Владимир и Владимирское Ополье).

Владимир Суздаль

Главным содержательным компонентом культурного турпродукта является культурное наследие. Под «культурным наследием» понимается совокупность всех объектов и явлений материальной и нематериальной (духовной) культуры народа, народности, этнической группы, созданных прошлыми поколениями и передающихся следующим поколениям, являющихся основой для сохранения культурной самобытности, фактором сплочения нации и представляющих универсальную ценность с точки зрения истории, эстетики, этнологии, антропологии, искусства, науки и являющихся, таким образом, достоянием всего человечества. К объектам и явлениям культурного наследия относятся:

- памятники архитектуры, монументальной скульптуры, живописи, археологии, истории;
- произведения художественной литературы, устного народного творчества, классической и народной музыки;
- предметы народного быта и костюма;
- исконные народные промыслы;
- фольклор, обычаи, традиции, праздники, религиозные обряды и ритуалы;
- национальные языки;
- достижения науки.

Культурное наследие определенного народа всегда связывают с определенным географическим ареалом проживания и историческим периодом развития.

Ценность культурного наследия возрастает с течением времени. В первую очередь это связано с его физическим старением, изменением, разрушением и утратой. Массовый туризм также способствует разрушению и видоизменению культурного наследия народов в силу его коммерческого использования.

Основными факторами и причинами разрушения и уничтожения культурного наследия являются следующие:

- естественное физическое старение и разрушение материальных объектов культурного наследия;
- естественный уход поколений людей – исконных носителей материальной и нематериальной культуры;
- насильственное разрушение культурного наследия в результате военных конфликтов и террористических актов;
- политические, межнациональные и межкультурные конфликты, приводящие к этническим чисткам, а, следовательно, к уничтожению этнической культуры отдельных народов;
- неграмотная государственная политика в области культурного наследия или отсутствие такой политики вовсе;
- рост массового туризма с резким повышением нагрузки на объекты культурного наследия ввиду роста их посещаемости;
- развитие туристской инфраструктуры и материальной базы на территориях культурного наследия, вызванное ростом массового туризма и неизбежно оказывающее воздействие на состояние объектов и характер явлений культурного наследия;
- насильственное разрушение объектов материальной культуры в результате туристского вандализма;
- коммерциализация культурного наследия вследствие развития международного туризма и роста спроса на различные объекты и явления культуры в составе культурного турпродукта.

Под коммерциализацией культурного наследия понимается процесс превращения культурного наследия в товар, при котором объекты и явления культуры оцениваются рыночными категориями, исключительно с точки зрения их обменной стоимости, доходности, конкурентоспособности на рынке.

В условиях глобального развития туризма с тенденциями роста культурного туризма во всех его проявлениях процесс коммерциализации культурного и природного наследия приобрел глобальный характер, охватив все регионы мира, превратив проблему сохранения культуры стран и народов для последующих поколений в одну из мировых проблем.

Следует отметить, что культурное наследие в составе турпродукта трудно поддается оценке с точки зрения его количества, качества и реальной потребительской стоимости. Его стоимость может определяться лишь субъективно, индивидуально, конкретным потребителем культурного турпродукта. Лишь сам потребитель может определить, какое культурное, духовное и эстетическое удовольствие может доставить ему лично культурное наследие, это во многом и определяет ценность самого турпродукта. Особенно это касается явлений нематериальной культуры, которые не имеют никакой материальной ценности.

Отдельные компоненты стоимости культурного наследия в составе турпродукта можно просчитать, а именно: длительность потребления, частота потребления, количество и вид объектов или явлений культуры, включенных в базовую стоимость пакета туруслуг.

Необходимо подчеркнуть, что коммерческая ценность или стоимость культурного наследия зависит от уровня ожиданий клиента. Клиент должен получить то, что обещано, но не все запросы клиента могут быть удовлетворены даже за очень высокую цену. С другой стороны, цена не должна быть занижена. Если качество продукта гарантировано, а сам продукт эксклюзивен, то он не должен стоить дешево. Однако изначально качество и ценность культурного наследия должны оцениваться экспертами, а не туроператорами.

Качество культурного турпродукта, как и любого другого, должно соответствовать необходимым критериям, определяемым потребителем, так как само понятие качества подразумевает свойства турпродукта, способные удовлетворять установленные и/или предполагаемые потребности потребителя.

Однако, специфичность культурного турпродукта, учитывающего специфику туристских мотиваций и спроса, определяет дополнительные критерии качества турпродукта в культурном туризме помимо таких общепризнанных, как познавательность, полнота и достоверность информации, эстетичность, оптимальность маршрута и многие другие [32]. Анализ турпродукта многих стран показал, что среди специфических туристских мотиваций спроса особо выделяются поиск новизны (novelty seeking), подлинность культурного наследия (authenticity), межкультурность (cross-culture), подразумевающая ориентированность турпродукта на национальный лингвокультурный сегмент рынка потребителей, межкультурный принцип отбора информации, межкультурное общение с носителями изучаемой культуры [33]

Таким образом, специфические критерии качества культурного турпродукта: новизна, подлинность, межкультурность.

Критерий новизны культурного турпродукта подразумевает ощущения необычности, нетрадиционности, нестандартности, отличности от собственной культуры. Ожидания потребителей связаны с переживаниями удивления, потрясения, восхищения, восторга от открытия нового. По мнению исследователей, конструкт новизны обладает четырьмя взаимосвязанными измерениями: волнение (thrill), уход от обыденности (change from routine), снятие скуки (boredom alleviation) и удивление (surprise) [34]

С точки зрения удовлетворения потребности в новизне культурный турпродукт России отвечает этому требованию западного туриста, т.к. наша страна уникальна своей поликультурой или сосуществованием разных этнокультур 120-130 этносов на одной территории в отличие от абсолютного большинства европейских стран, обладающих монокультурой, а также богатейшей историей. Культурное наследие, исконные культурные традиции, подлинный дух этнокультуры со всеми ее артефактами в виде национального костюма, национальной кухни, предметами, стилем и духом национального быта, фольклор и обрядовость всегда привлекали иностранцев. Как свидетельствует практика, в т.ч. мнения иностранных туристов, трансформация культуры, сосуществование культурной самостийности, исконности, древности и новой советской и постсоветской культурной традиции являлось сильнейшей привлекательной чертой путешествия по российским городам. Для иностранцев эта черта турпродукта и являлась поистине уникальной, так как трудно в мире найти страну, пережившую за сравнительно короткий исторический период столько политических, экономических и социокультурных трансформаций, как Россия. Как показали исследования, данная черта обладает особой ценностью по сравнению с культурами европейских стран, характеризующимися стабильностью в силу исторических условий, особенно для туристов «третьего возраста». Именно иностранные туристы «третьего возраста» могут осознать и определить для себя эту уникальность российского турпродукта в силу своего возраста, знаний и предыдущего опыта туристских путешествий [35].

Критерий подлинности культурного наследия (объектов и явлений культуры) в составе турпродукта как критерий его качества неоднозначен, и это также связано с дифференциацией уровня ожиданий и потребностей потребителей.

Подлинность создается культурно-историческими условиями. Она уменьшается и даже утрачивается, когда продукт теряет связь с культурной и природной средой. Степень подлинности отличает один продукт от другого, но и спрос на подлинность может быть различен. Анализ публикаций по данной проблематике позволяет сделать вывод о том, что более опытные и более «интеллектуальные» путешественники предъявляют более высокие требования к степени подлинности объектов и явлений культуры, в то, время, как менее опытных и менее «интеллектуальных» вопрос подлинности интересует в меньшей степени. С этой точки зрения, потребителей культурного турпродукта можно разделить на три основные группы.

К первой группе относятся туристы, которые интересуются полной культурно-исторической подлинностью и имеют обоснованные знания и четкие критерии ее оценки (например, памятник архитектуры не должен быть подвержен никаким более поздним реставрациям; предмет культуры должен быть произведен исконным способом из традиционных материалов самим носителем данной культуры и быть функциональным, обряд должен в точности соответствовать всем историческим канонам и быть живым, а не постановочным).

Ко второй группе можно отнести туристов, которые согласны считать подлинными те артефакты культуры, которые претерпели частичные изменения со временем или в ответ на рыночный спрос, т.е. подлинный продукт может развиваться, дополняться, адаптироваться под потребности и ожидания туристов (например, реставрированные памятники, возрожденные ремесла, предметы, изготовленные из современных материалов, «осовремененные» народные праздники).

К третьей группе относятся туристы, которые не стремятся к исторической подлинности объектов и явлений культуры (например, «туристский арт» – предметы, специально производимые в ответ на туристский спрос, не являющиеся артефактами культурного наследия; постановочные ритуалы, обряды, народные праздники; восстановленные «с нуля» памятники архитектуры; тематические парки, воссоздающие национально-культурную среду; этнические рестораны на неэтнических территориях).

Любопытен тот факт, что изучение мотиваций спроса иностранных потребителей, посещавших Россию, показало, что большинство туристов, например, из США проявляли дифференцированные ожидания, желая увидеть и подлинные, и частично восстановленные, и полностью осовремененные артефакты культуры.

Действительно, зачастую иностранцев может интересовать не аутентичная, не исконная культура России, а нечто ненастоящее, суррогатное, измененное с учетом ожиданий иностранцев, то, что специалисты называют «коммерциализированной культурой», то, что «имеет спрос и хорошо продается» [36].

В этом контексте, важно отметить, что исследователи выявили, что этнокультура наименее четко проявляется в урбанизированной среде, в условиях больших городов, особенно городов-мегаполисов, таких, как Москва, например, где распространены стандартизированные промышленно изготовленные предметы материальной культуры, измененные проявления духовной культуры. Компоненты культуры здесь «обычно выступают в сильно стилизованном виде или отражаются лишь в сюжетах» [37]. В малых городах, в городах и населенных пунктах с культурным наследием исконность и подлинность культуры сохранена и поддерживается в большей степени. Повторные посетители, туристы, приезжающие в Россию не в первый раз, а также туристы с опытом культурно-познавательных путешествий по миру осведомлены об этом факте.

Изучение официальных документов международных организаций (ООН, ЮНЕСКО, ВТО, ICOMOS), анализ публикаций по проблемам сохранения культурного наследия показали, что воздействие на состояние культурного наследия может быть различным. Основные тенденции можно сформулировать следующим образом: полное разрушение и утрата объекта или явления культурного наследия; частичное разрушение и утрата; полное сохранение; полное видоизменение или подмена истинного объекта или явления на ложный (ложная подлинность); частичное видоизменение (частичная подлинность); развитие объекта или явления за счет дополнения его новым смыслом или новыми значениями.

Говоря о коммерциализации культуры и культурного наследия, важно подчеркнуть, что этот обусловленный туристской деятельностью процесс имеет как отрицательные, так и положительные стороны с точки зрения сохранения и возрождения культурного наследия народов и народностей.

Так, например, постановочные и стилизованные культурные мероприятия, которые могут образовывать основу для культурно-событийного туризма, с одной стороны, могут служить возрождению народных традиций, обычаев, ритуалов и праздников, а с другой стороны, велика опасность, что эти постановочные «события» искажают культуру, ломают традиции, модернизируют их в угоду коммерциализированному спросу и глобализации.

Туристский спрос на культурное наследие, с одной стороны, создает угрозу его состоянию и существованию, но с другой, доходы от туристской деятельности, прямое финансирование туристами народных ремесел и искусств способствуют сохранению традиционных явлений и объектов культуры, а также возрождению почти или полностью утраченных. Развитие культурного туризма дало толчок развитию научных исследований в области культурного наследия, а это также опосредованно послужит его сохранению и возрождению.

Критерий межкультурности, как уже было отмечено выше, несет в себе основополагающий принцип учета национально-культурной специфики как инициативного, так и рецептивного сообществ, особенностей психологии, восприятия, поведения, а также тесного взаимодействия культур через все виды коммуникации. Другими словами, межкультурность – это межкультурная коммуникация в самом широком смысле.

В современных условиях коммуникации пронизывают все сферы жизнедеятельности современного человека: социальную сферу, политику, культуру, экономику, управление. Межкультурная коммуникация – неотъемлемый фактор туризма и доминанта международной туристской деятельности.

Межкультурную коммуникацию следует рассматривать как:

1) саму деятельность,
2) условие и организационный принцип этой деятельности,
3) фактор и критерий качества турпродукта,
4) профессионально значимое качество и компетенцию специалиста в сфере туризма,
5) обязательный компонент содержания профессионального туристского образования.

Межкультурная коммуникация как деятельность предполагает взаимодействие представителей разных культур в процессе совместной профессиональной деятельности в туризме: в рамках деятельности ТНК, партнерской деятельности поставщиков туруслуг и туроператоров, инициативных и рецептивных туроператоров, деятельности компаний рецептивного сообщества по приему и обслуживанию иностранных туристов.

Межкультурная коммуникация как условие и организационный принцип может использоваться при проектировании и разработке турпродукта, развитии маркетинговых коммуникаций, планировании и осуществлении рекламной и выставочной деятельности, организации приема и обслуживания иностранных туристов на территории принимающего этнокультурного или поликультурного сообщества.

Межкультурная коммуникация как профессионально значимое качество и как компонента содержания профессионального образования в туризме должна рассматриваться в разных плоскостях: как инвариантная и как вариативная составляющая компетенции специалиста в сфере туризма. Это означает, что требования к уровню межкультурной коммуникативной компетенции различны для контактного и неконтактного туристского персонала.

Очевидно, что базовый уровень межкультурной коммуникативной компетенции кадров, обеспечивающих организационные и коммунально-бытовые услуги, услуги транспортировки, размещения, питания, имеющих ограниченный или узкоспециализированный контакт с иностранными туристами, кардинально отличается от уровня требований, предъявляемых к контактному персоналу, обеспечивающему социокультурные, и особенно экскурсионные, услуги. Кроме того, ожидаемый уровень межкультурной коммуникативной компетенции зависит от специфики контактов: видов и форм, условий протекания, характера, длительности, интенсивности и т.п. Требования к межкультурной коммуникативной компетенции специалистов в сфере туризма зависят и от специфики туристской аудитории, например, являются ли они первичными или повторными клиентами; позитивно, нейтрально или негативно настроенными; от ее возрастного, полового, профессионального состава, образовательного ценза и т.п.

Наиболее высокие требования в этом контексте должны предъявляться к маркетологам, специалистам по туристской рекламе и общественным связям, сопровождающим, гидам, гидам-экскурсоводам, гидам-переводчикам, аниматорам. От их межкультурной компетенции зависят многие качества турпродукта, включая познавательность, достоверность (неискаженность) информации, безопасность, эстетичность, новизна, межкультурность.

Действительно, эстетичность культурного турпродукта в целом или отдельной экскурсии, например, неизбежно снизится, если об уникальных культурных объектах и явлениях будет рассказано скудным языком, с речевыми ошибками, в неадекватном стиле и с другими грубыми нарушениями. Важно подчеркнуть, что в культурном туризме потребители предъявляют высокие требования именно к культурной составляющей продукта.

В содержательном смысле межкультурная коммуникация как профессиональная деятельность в туризме может быть дифференцирована в виде четырех основных информационных направлений:

1) новационная,
2) ориентационная,
3) стимуляционная,
4) корреляционная [38].

Новационная коммуникация приобщает туриста как реципиента информации к новым для него знаниям о свойствах и признаках явлений, объектов и процессов, о технологиях и нормах осуществления какой-либо деятельности, актов поведения и взаимодействия, о языках, знаках и средствах социокультурной коммуникации в новом для него лингвокультурном окружении страны посещения.

Ориентационная коммуникация помогает туристу как реципиенту информации ориентироваться в системной структуре природного и социокультурного пространства, в иерархической соотнесенности его элементов, частично инкультурирует его в лингвокультурном сообществе временного проживания туриста, задает критерии оценочных суждений и приоритетов выбора.

Стимуляционная коммуникация воздействует на мотивационные основания социокультурной активности туриста как реципиента информации, актуализирует его знания об окружающей лингвокультурной действительности, а также стремление к получению недостающих знаний ради удовлетворения его социокультурных ожиданий и потребностей.

Корреляционная коммуникация уточняет или обновляет отдельные параметры перечисленных выше видов знаний, ориентаций и стимулов, которые в определенной мере предопределяют жизнедеятельность потребителя этих услуг.

Основная нагрузка в области межкультурных коммуникаций ложится на контактный персонал принимающих турцентров, и главным образом, сопровождающих, гидов-экскурсоводов, гидов-переводчиков. С точки зрения обеспечения высокого уровня качества культурного турпродукта ключевую роль здесь помимо наличия самих артефактов этнокультуры играет гид-экскурсовод или гид-переводчик, а именно, его квалификация (знание маршрута и объектов показа, кросс-культурные знания, т.е. знания своей культуры и культуры туристов, этика поведения, уровень вербальной и невербальной коммуникации) и личностные качества (психографические, психологические, коммуникативные характеристики). Именно гиду приходится решать проблемы туристов, вызванные их пребыванием в чужой для них лингвокультурной среде. Одну из таких типичных проблем можно характеризовать как культурный шок, являющийся психологической реакцией человека, оказавшегося в незнакомой ему социолингвокультурной среде, при контакте с чужой культурой, проявляющаяся в состоянии дискомфорта, неуверенности, замешательства, психологической дезориентации, тревоги и стресса. Данная проблема также решается посредством коммуникации и информирования туристов об основных особенностях и нормах поведения, ограничениях, запретах или социальных табу.

Так, учёный и педагог М.Я. Блох, рассматривая проблемы прагматики, этики и эстетики коммуникации, определил десять правил для говорящего в рамках кооперативного межкультурного общения, в нашем случае, для гида-экскурсовода или гида-переводчика:

1) внятность речи,
2) понятность речи,
3) вежливость (поведенческая уместность) речи,
4) стилеуместность речи,
5) кооперативный вызов на нужную реакцию,
6) переакцентуация лиц (в центре внимания – слушающий),
7) оптимальная протяженность речи,
8) разумность (логичность),
9) интерес для слушающего,
10) кооперативное паралингвальное поведение [39].

С учетом перечисленных требований задача гида-переводчика усложняется, если он работает «под перевод», т.е выступает в качестве языкового посредника, транслируя не свой авторский текст. Языковое посредничество предполагает преобразование в процессе межъязыковой коммуникации исходного сообщения в такую языковую форму, которая может быть воспринята реципиентом, не владеющим языком оригинала. Для межъязыковой коммуникации в туризме чрезвычайно важен ситуативный или экстралингвистический контекст, т.е обстановка, время и место, к которым относится высказывание, а также любые факты реальной действительности, знание которых помогает реципиенту (туристу) правильно интерпретировать значения языковых единиц в высказывании.

От квалификации и мастерства переводчика зависит оптимальный выбор в каждом конкретном ситуативном контексте вида перевода для сохранения коммуникативной равноценности текста оригинала и текста перевода: буквального перевода, т.е. дословно воспроизводящего элементы оригинала, или адаптированного перевода, при котором в процессе перевода осуществляется упрощение структуры и содержания оригинала с целью преобразования текста перевода в форму, доступную для реципиентов, не обладающих познаниями, которые требуются для полноценного понимания сообщения, содержащегося в оригинале, а также способов перевода (калькирования, лексико-семантической замены, вариантного соответствия, модуляции или смыслового развития). В условиях незнакомого для туристов лингвокультурного окружения значительно чаще применяется адаптированный перевод, так как информация об артефактах этнокультуры, как правило, строится на незнакомых для них лингвокультурных реалиях. Таким образом, требуется прагматическая адаптация перевода, т.е. изменения, вносимые переводчиком в текст перевода с целью достижения необходимого понимания смысла и содержания сказанного со стороны реципиентов перевода.

Межкультурная коммуникация строится на знании многих факторов и реалий инокультурной среды, таких, как ценности, понятия, модели поведения, социальная структура, практика ведения бизнеса и управления, понимании коммуникаций внутри культурной среды, вербальных и невербальных форм коммуникации, устных и письменных, личных, производственных и деловых отношений, в различных социальных контекстах.

Таким образом, межкультурная коммуникация базируется на системе лингвистических и экстралингвистических знаний, а также умений и навыков, служащих формированию способности и готовности успешно устанавливать, строить, развивать и совершенствовать взаимоотношения с представителями иной, отличной от своей, лингвокультурной среды.

Цель обучения межкультурной коммуникации – достижение адекватности и эффективности общения, т.е. достижение коммуникативных целей. Лингвокультурные различия могут привести и при отсутствии специальной подготовки зачастую приводят к неудачам в межкультурной коммуникации.

Обучение в системе формального образования должно быть направлено на развитие у будущих специалистов в сфере туризма черт мультикультурной личности: этнокультурной восприимчивости, толерантности, эмпатии, пониманию и уважению к проявлениям иной культуры, позволяющим успешно контактировать с представителями любой культуры, отличающейся от собственной, разрешать неизбежные в межкультурном общении этнолингвокультурные конфликты. В процессе обучения вырабатывается коммуникативная техника выявления потребностей инокультурного клиента, воздействия на его мотивации, техника презентации турпродукта при прямом и непрямом контакте, техника продаж, коммуникативная культура и этика рецептивных туроператоров, турагентов и других специалистов.

Обучение межкультурной коммуникации включает определенную систему знаний, умений и навыков, а также психологических мотивационных установок, овладение которыми осуществляется через обучение, воспитание и практику. Как отмечают специалисты по межкультурной коммуникации, одной лишь информации об инокультурной и иноязычной среде недостаточно для успешного общения и сотрудничества.

Важно отметить, что теория межкультурной коммуникации строится на базе теоретических основ лингвистики, теории коммуникации, теории речевых актов, семиотики, психологии, социологии, культурологии, культурной антропологии, сравнительной культурологии, компаративистики, конфликтологии, риторики, а также таких пограничных наук, как социолингвистика, психолингвистика, лингвоэтика, лингвоэстетика, лингвофольклористика, лингвостилистика, аксиологическая лингвистика и других.

Растущий интерес и внимание к культурному туризму в последнее время, как никогда, актуализируют проблему межкультурной коммуникации, пронизывающей все сферы жизни рецептивного сообщества. Прежде всего, требуется просвещение принимающего сообщества (через СМИ, образование, науку, средства культуры), направленное на формирование уважения, терпимости и духа гостеприимства по отношению к туристам иных культур.

Таким образом, формирование установок на межкультурную коммуникацию необходимо, во-первых, в самом сообществе (готовность и способность принимающего сообщества к межкультурным контактам, включая государственные институты и службы, СМИ, бизнес-сообщества, население принимающей страны в целом), во-вторых, в туристской отрасли (адаптация программ и маршрутов под национальные лингвокультурные целевые рынки, их информационное обеспечение и сопровождение, межкультурный тренинг персонала), в-третьих, в туристском профессиональном образовании (межкультурная коммуникация должна стать основополагающим принципом построения системы и формирования содержания профессионального образования в туризме).

По мнению исследователей межкультурной коммуникации, для эффективного межкультурного общения необходимо, чтобы коммуниканты владели общей когнитивной базой, свойственной тому или иному лингвокультурному сообществу, т.е. определенной совокупностью знаний и представлений. В основе когнитивной базы лежат так называемые прецедентные феномены, отражающие специфику национального характера, этнического и языкового сознания. Прецедентные феномены представляют собой специфические знаки, символы или сигналы определенных культурно-исторических фактов, характеризующие ценностную базу лингвокультурного сообщества.

Так, исследователь Ю.В. Курбакова отмечает, что «комплекс прецедентных феноменов фиксирует и закрепляет ценностные установки всего лингвокультурного сообщества, регулирующие деятельность его членов, в том числе и вербальную» [40]

Прецедентные феномены, возникая в тексте или речи, вызывают у реципиента определенные национально-специфические ассоциации, являющиеся общими для всех или большинства членов данного лингвокультурного сообщества.

По утверждению исследователя К. Касьяновой, в основе этнического характера лежит набор предметов или идей, которые в сознании каждого носителя определенной культуры связаны с интенсивно окрашенной гаммой чувств или эмоций. Возникновение в сознании любого из этих предметов или идей приводит в движение всю связанную с ним или с ней гамму чувств, что, в свою очередь, является импульсом к типичному для данной культуры действию [41]. Ценностная ориентация лингвокультурного сообщества, определяющая ценностную структуру отдельной личности, отражается в системе прецедентных феноменов данного сообщества и задается этой системой.

За любым прецедентным феноменом стоит определенный факт в широком смысле (субъект, предмет, явление), нечто существовавшее или существующее в лингвокультурном сообществе, который оказывается маркированным для его членов. Маркированность может быть разной оценочности (положительной, отрицательной или нейтральной) и разного уровня сложности - от простой узнаваемости до высшей степени эталонности. Узнаваемость провоцирует сравнения и сопоставления, рождает чувства адекватности, доверительности, комфортности, и в конечном итоге, обеспечивает ожидаемый эффект межкультурной коммуникации между хозяевами (представителями рецептивного лингвокультурного сообщества) и гостями (представителями инициативного лингвокультурного сообщества).

Исследователи подразделяют прецедентные феномены лингвокультурного сообщества на:

1) прецедентные имена,
2) прецедентные высказывания,
3) прецедентные тексты,
4) прецедентные ситуации [42].

Кроме того, прецедентные феномены могут подразделяться на социумно-прецедентные, национально-прецедентные и универсально-прецедентные.

Если реципиенту информации доступно лишь буквальное восприятие текста, содержащего ссылки на прецедентные феномены принимающего лингвокультурного сообщества, то он обречен на непонимание или неадекватное понимание информации. Это связано с тем, что смысл любого прецедентного высказывания в межкультурном общении не в его буквальном лексическом значении, а в прагматическом наполнении и посыле.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что знание и оперирование прецедентными феноменами рецептивного и инициативного сообществ как инструментами кодирования и декодирования скрытого культурного смысла – важнейший компонент профессиональной туристской деятельности в контексте межкультурной коммуникации.

При разработке контента информационных и рекламных материалов, текстов экскурсий и путевой информации специалисты должны учитывать и делать акцент на прецедентные феномены целевого лингвокультурного сегмента рынка потребителей, избегая ссылки на прецедентные феномены своего, незнакомого или малознакомого иностранным туристам, лингвокультурного сообщества, так как это может вызвать целый ряд не всегда полностью прогнозируемых и нежелательных реакций от простого непонимания, досады, дискомфорта, раздражения, скуки до ложного понимания, подозрения в существовании подтекста, заниженной самооценке из-за неудач в понимании, культурного шока, культурного стресса, а значит неудачу в межкультурной коммуникации. Это в свою очередь будет означать несоответствие качества продукта уровню ожиданий и потребностей туристов. На практике это означает, что материалы экскурсий по одним и тем же маршрутам для внутренних и иностранных туристов будут кардинальным образом различаться. То же относится и к формированию контента рекламных статей и объявлений, страниц Интернет-сайтов и материалов выставочных экспозиций, ориентированных на потребителей разных лингвокультур. Туристская социокультурная анимация в полной мере зависит от возможности реципиента декодировать как вербальную, так и невербальную информацию, так как развлекательно-смеховые произведения в большей степени строятся на прецедентных феноменах. Следовательно, специалисты анимационной деятельности должны формировать контент анимационных мероприятий или на базе универсально-прецедентных феноменов, или ориентируясь на прецедентные феномены лингвокультурного сообщества туристов.

Опора на прецедентные феномены культуры иностранных туристов при организации маркетинговых коммуникаций, включая рекламную и выставочную деятельность, приема и обслуживания туристов, в т.ч. экскурсионных услуг, обеспечивает адекватность воздействия на национальное сознание, а значит и эффективность межкультурной коммуникации, и в конечном итоге, наивысшую степень удовлетворения ожиданий и запросов потребителей культурного турпродукта во время путешествия, способствуя пониманию культурных обычаев и традиций разных стран и народов в условиях глобализирующегося мира.

Литература

1. Большой Глоссарий терминов международного туризма. Изд. 2-е. В 2-х т. СПб.: Невский Фонд, 2003; Введение в туризм: Учебник. СПб : Герда, Невский Фонд, 2004; Кравченко А.И. Культурология: Словарь. Изд. 2-е. М.: Академический Проект, 2001
2. Туризм, гостеприимство, сервис: Словарь-справочник / Г.А. Аванесова, Л.П. Воронкова, В.И Маслов, А.И. Фролов; Под ред. Л.П. Воронковой. М.: Аспект Пресс, 2002, С. 156, 212
3. Кабушкин Н.И. Менеджмент туризма. Мн.: Новое знание, 2004. С.17
4. Труды Академии туризма. СПб.: ОЛБИС, 1995; Исмаев Д.К. Маркетинг иностранного туризма в Российской Федерации. М.: Мастерство, 2002 С.65
5. Краткий словарь международной туристской терминологии: Краткий толковый словарь международной туристской терминологии. Многоязычный словарь терминов // Издание на русск.яз. Монако-Москва, 1980. С.92
6. Распоряжение Правительства РФ от 11 июля 2002 г. № 954-р «Об утверждении Концепции развития туризма в России» // Вестник РАСТ №579. 2002.16 июля
7. Введение в туризм: Учебник. Изд. 6-е. СПб.: Герда, Невский Фонд, 2004
8. Аналитическая записка. Состояние и проблемы туризма в РФ. СПб.: Невский Фонд, 2004
9. Введение в туризм: Учебн. Изд. 6-е. СПб.: Герда, Невский Фонд, 2004
10. Международные нормативные акты ЮНЕСКО. М., 1993 С.290-301
11. Human Development Report 2004: Cultural Liberty in Today’s Diverse World. UN, 2004
12. The UNESCO Universal Declaration on Cultural Diversity. Adopted by the 31st Session of the General Conference of UNESCO. Paris, 2 November 2001
13. Our Creative Diversity. UNESCO, 1996
14. Mexico City Declaration on Cultural Policies. World Conference on Cultural Policies. Mexico City, 26 July- 6 August 1982
15. International Convention to Safeguard Intangible Cultural Heritage. UNESCO’s General Conference. 32nd Session–Paris, 29 September 2003. 17 October
16. Доклад Генерального директора ЮНЕСКО Коитиро Мацуура на первой сессии Комитета экспертов, посвященной активизации деятельности ЮНЕСКО по защите культурного разнообразия в условиях глобализации. Париж, сентябрь 2000 г.
17. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1990
18. http://portal.unesco.org/culture/
19. ICOMOS Tourism Handbook for World Heritage Site Managers. ICOMOS, 1993 Р.3
20. UNESCO International Symposium on the Silk Roads. Xi’an Declaration. 2002
21. ICOMOS Tourism Handbook for World Heritage Site Managers. ICOMOS, 1993 Р.2
22. Декларация терпимости ЮНЕСКО, 1995 г. М., 1996 С. 9-10
23. UNESCO International Symposium on the Silk Roads. Xi’an Declaration. 2002
24. International Tourism: A Global Perspective. – Madrid: WTO, 1997; Changes in Leisure Time. Madrid: WTO, 1999; Tourism Highlights 2001//WTO - www.world-tourism.org; Tourism Market Trends World Overview & Tourism Topics. - Madrid: WTO, 2001; Tourism Market Trends 2001. Madrid: WTO, 2001
25. Cultural Heritage and Tourism Development. Madrid: WTO, 2001, Р.3
26. Cohen E. Authenticity and Commoditization in Tourism.//Annals of Tourism Research. Vol.15, №3, 1988 Р. 371-386; Smith V. L. Anthropology and Tourism: A Science-Industry Evaluation.// Annals of Tourism Research. Vol.7, №1, 1980 Р. 13-33; Nash D., Smith V.L. Anthropology and Tourism.// Annals of Tourism Research. Vol.18, 1991 Р. 12-25; Lee T-H., Crompton J. Measuring Novelty Seeking in Tourism.// Annals of Tourism Research. Vol.19, 1992 Р. 732-751; Cultural Heritage and Tourism Development. Madrid: WTO, 2001
27. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 7-е изд. М.: Республика, 2001
28. Исаев М.И. Словарь этнолингвистических понятий и терминов. М.: Флинта: Наука, 2003. С.71
29. Распоряжение Правительства РФ от 11 июля 2002 г. №954-р «Об утверждении Концепции развития туризма в России» // Вестник РАСТ 2002. №579. 16 июля
30. Из интервью специалиста по русской культуре Дж. Викери и искусствоведа К. Макдуггел программе «Время», 5 декабря 2004 г.
31. http://whc.unesco.org/; Культурная политика России. История и современность. Два взгляда на одну проблему. М., 1998 С.274; Миронова Т.Н. Сохранение культурного и природного наследия. М., 2005 С. 18-24
32. Ильина Е.Н. Туроперейтинг: организация деятельности. М.: ФиС, 2000. С. 220
33. Lee T.-H., Crompton J. Measuring Novelty Seeking in Tourism.//Annals of Tourism Research, Vol.19, 1992, pp.732-751; Wentworth N., Witryol S. What’s New? Three Dimensions for Defining Novelty.//The Journal of Genetic Psychology № 147, 1986. Р.209-218; Kerlinger F.N. Foundations of Behavioral Research. NY: Holt, Rinehart and Winston, 1986; Cohen E. Authenticity and Commoditization in Tourism.//Annals of Tourism Research. Vol.15, №3, 1988. Р. 371-386
34. Lee T.H., Crompton J. Measuring Novelty Seeking in Tourism.//Annals of Tourism Research, Vol.19, 1992. Р.732
35. Мошняга Е.В. Социально-педагогические условия совершенствования подготовки специалистов туристской деятельности: Дис. … канд. пед. наук. М., 1997 С.62-63
36. Cohen E. Authenticity and Commoditization in Tourism//Annals of Tourism Research. Volume 15, №3, 1988 Р.371-386
37. Исаев М.И. Словарь этнолингвистических понятий и терминов. М.: Флинта: Наука, 2003 С.71
38. Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. СПб.: Университетская книга; ООО «Алетейя», 1998. С.317
39. Блох М.Я. Прагматика, этика и эстетика языкового общения.//Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире. М.: ГНО «Прометей» МПГУ, 2004
40. Курбакова Ю.В. Национально-прецедентные феномены в межкультурной коммуникации (на материале языка американских журналов).//Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире. М.: ГНО «Прометей» МПГУ, 2004. С. 213
41. Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Институт национальной модели экономики, 1994
42. Гудков Д.Б. Прецедентное имя и проблемы прецедентности. М., 1999; Курбакова Ю.В. Национально-прецедентные феномены в межкультурной коммуникации (на материале языка американских журналов).//Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире. М.: ГНО «Прометей» МПГУ, 2004; Балеевских К.В. Понятие прецедентности и роль прецедентных явлений в художественном тексте. http://yspu.org/.








© 2002-2017 Все о туризме - образовательный туристический портал
На страницах сайта публикуются научные статьи, методические пособия, программы учебных дисциплин направления "Туризм".
Все материалы публикуются с научно-исследовательской и образовательной целью. Права на публикации принадлежат их авторам.